Jul. 4th, 2012

runo_lj: (Default)
О полезности, стоимости и цене (1)
О полезности, стоимости и цене (2)
О полезности, стоимости и цене (3)
О полезности, стоимости и цене (4)

Относительно полезности, потребительской стоимости и спроса ученые экономисты нагородили столько ерунды, что нам придется еще раз внимательно проследить весь процесс формирования спроса от начала до конца. Ранее кое-что мы уже писали по этой теме, но тогда мы не ставили себе целью глубокое исследование этой проблемы и изложение своих выводов в виде связанной системы взглядов - мы просто указали на нелепость и абсурдность некоторых выводов представителей австрийской и неоклассической школы по этому вопросу, к которым они неизбежно приходили:

Австрийское мракобесие
Гарии Поттер от экомики
Масонский илллюзион
Либеральный коммунизм
Рантье с голодным желудком

Поэтому воспроизведем весь ход рассуждения с начала. Допустим, что у нас имеется некое благо, которое может удовлетворять некую нашу потребность. Потребление этого блага приводит к удовлетворению нашей потребности, и поэтому потребление этого блага сопровождается субъективным чувством удовольствия, счастья, комфорта, пользы - то есть неким позитивным субъективным переживанием. Так, чувство жажды является сигналом организма, что ему требуется вода, то есть что организм испытывает потребность в жидкости, и, удовлетворяя чувство жажды, мы удовлетворяем нашу потребность в воде, а сам этот процесс сопровождается чувством облегчения, удовлетворения, удовольствия. Также чувство голода сигнализирует нам, что организму требуется пища, и, удовлетворяя чувство голода, мы также испытываем некое удовлетворение и удовольствие. Потребности могут быть разные, и совсем необязательно они формируются физиологией организма - они могут исходить из нашего разума, или же из наших чувств, страстей, предрассудков и привычек. Скажем, стремление носить красивую одежду или украшения - если не идет речь о женщине - могут быть вызваны чувством тщеславия, желанием показать свою богатство, продемонстрировать свой социальный статус - важно лишь, что эти потребности существуют и что их удовлетворение приносит какое-то позитивное чувство, а неудовлетворение потребности, напротив, приносит неудовольствие и негативные переживания.


Но большинство наших потребностей имеет свойство в пределах какого-то времени быть насыщаемыми. Мы не можем выпить слишком много воды, и не можем есть до бесконечности. С каждым глодком жидкости или с каждым куском пищи наша потребность постепенно удовлетворяется, и чувство жажды или голода становится все менее интенсивным, а поэтому и удовольствие от каждого нового глотка воды или куска пищи по мере удовлетворения потребности становится все меньше. То есть каждая новая единица блага приносит нам все меньшее удовольствие или пользу, так как часть нашей потребности уже удовлетворена предыдущими единицами блага. И поэтому мы снова рисуем график зависимость чувства удовльствия от того, насколько полно удовлетворена наша потребность - то есть в зависимости от количества блага:


На этом рисунке по вертикали мы отложили величину удовольствия, которое получает человек от блага, а по горизонтали - количество единиц блага. Обратим внимание, что по вертикали мы откладываем удовольствие, которое человек получает от потребления отдельной единицы блага, а не какого-то общего количества блага. То есть 5-я единица блага приносит нам удовольствие в 5 единиц сама по себе, в отдельности, а не вместе с предыдущими четырями единицами. Общая же полезность пяти единиц блага будет равна площади фигуры, находящейся под графиком и, конечно, она будет возрастать по мере увеличения числа единиц: сначала мы получили какое-то удовольствие от первой единицы (и это удовольствие равно 10 единицам удовольствия), потом получили дополнительное удовольствие от второй единицы, но меньшее, потом еще какое-то, и тоже меньшее, удовольствие от 3-й единицы, и так далее, пока в какой-то момент потребление следующей единицы блага нам уже не приносит никакой пользы и удовольствия (на нашем графике - это 10-я единица) - а это значит, что наша потребность полностью удовлетворена.

В этом и состоит суть закона насыщения или закона предельной полезности, который гласит, что каждая дополнительная единица блага приносит все меньшее удовольствие и пользу, то есть дополнительная полезность каждой отдельной единицы  - которую называют предельной полезостью - падает по мере увеличения количества единиц. Понятно, что этот закон исходит из того, что потребность человека в принципе в рамках какого-то промежутка времени может быть удовлетворена, то есть что наши потребности не бесконечны. При этом важно иметь в виду, что речь идет о потребности в рамках какого-то промежутка времени  - ведь понятно, что чувство голода или жажды, будучи удовлетворенным, со временем снова появится, то есть у нас снова возникнет потребность в пище или в воде. Что касается человеческих страстей  - то есть когда какая-то потребность настолько завладевает человеком, что она принимает невероятно большие размеры и никак не может быть удовлетворена - то такие потребности следует признать анормальными, которые скорее являются предметом психологии или литературы, нежели предметом экономики. Страсть к богатству, алкоголизм, наркомания - все это, конечно, является проявлением природы человека в своих крайних нездоровых формах, но экономика исходит из того, что в рамках заданного промежутка времени потребность человека в материальных благах всегда ограничена, и полезность единицы блага падает по мере роста количества единицы. Какую бы страсть ни питал человек к лошадям, женщинам или автомобилям, но каждая новая лошадь, женщина или автомобиль в его конюшне, гареме или гараже будет иметь все меньшую пользу для него и приносить все меньшее удовольствие.

Итак, вещи и материальные блага удовлетворяют какие-то потребности человека и поэтому они доставляют ему удовольствие, наслаждение, приносят какую-то пользу. И поэтому человек начинает эти вещи ценить. Что это значит? Это значит, что человек придает этим вещам и благам какое-то значение, они становятся важными для него, он стремится к их обладанию и испытывает негативные эмоции в случае, если он их утрачивает. То есть материальные блага становятся для человека ценностью. Обратим внимание, что понятие ценности возникает из отношения человека к вещам - а именно, из ситуации, когда человек стремится к обладанию того, чем он еще не располагает, и из ситуации, когда человек сожалеет об утрате того, чем он уже располагал. Получение блага в свое распоряжении позволяет человеку употребить это благо для удовлетворения своей потребности и получить какое-то удовольствие, а утрата блага лишает человека возможности потребить это благо и получить от него удовольствие. Таким образом, само понятие ценности возникает из предположения, что благо должно быть каким-то способом получено и что оно может быть утрачено. Понятие ценности возникает из опасения, что какая-то потребность может быть не удовлетворена - или, проще говоря, из понимания, что материальные блага ограничены

Это очень важный момент в понимании природы ценности. Если у нас имеется в распоряжении неограниченное количество какого-то блага, то оно вполне может удовлетворять какую-то нашу потребность и приносить удовольствие, но это еще не делает его ценностью. Скажем, воздух не является для нас ценностью, хотя мы не сможем прожить без воздуха и пяти минут. Если у нас имеются неограниченные запасы питьевой воды, то вода не будет представлять для нас какую-то ценность, хотя жить без воды мы также не сможем. Но как только вода становится редкостью - то есть как только ее количество становится ограниченным - она немедленно становится ценностью и потребительской стоимостью. Ну, скажем, на корабле с ограниченным запасом воды, или в пустыне вода уже превращается в ценность - мы начинаем ценить наличие этой воды и сожалеть об ее недостатке, и иногда вполне можем даже чем-то пожертвовать ради того, чтобы получить воду в свое распоряжение. Здесь уже важно не только то, что вода способна удовлетворить какую-то жизненно важную нашу потребность, но и то, что при этом запасы воды ограничены, и только в этот момент вода просто из какой-то материальной вещи, способной удовлетворять нашу потребность и приносить удовольствие, превращается в ценность, в потребительскую стоимость. 

Как будет определяться величина этой ценности (потребительской стоимости)? Очевидно, что ценность блага будет определяться, во-первых, величиной той потребности, которую удовлетворяет это благо (или, что тоже самое, величиной удовольствия, которое будет доставлять благо при удовлетворении потребности), а во-вторых, количеством этого блага, имеющегося у нас в распоряжении. И понятно, что чем большим количества блага мы будем располагать, тем меньшую ценность будет представлять его отдельная единица. И поэтому мы рисует другой график - график зависимости ПС от количества блага.



По горизонтали мы отклыдываем то же самое - количество блага, а вот по вертикали - и это важно отметить - мы уже откладываем не удовольствие, а ценность блага, величину его потребительской стоимости. Понятно, что величина потребительской стоимости будет прямо соотноситься с тем удовольствием, которое мы получим от потребления каждой дополнительной единицы блага, но эта величина уже представляет собой величину экономическую  - потребительскую стоимость, то есть это уже не просто какой-то индикатор субъективного переживания, а величина, с помощью которой мы определяем экономическую ценность для нас блага, и с помощью которой мы начинаем регулировать нашу хозяйственную деятельнссть. При этом также отметим, что по вертикали мы откладываем ценность каждой дополнительной единицы блага, то есть ценность каждой отдельной единицы блага в зависимости от количества блага. Общая же ценность какого-то количества блага, естественно, будет по-прежнему равна площади фигуры под графиком - и при этом общая ценность запаса будет возрастать, в то время как ценность каждой отдельной единицы блага будет падать. 

Из этой простой зависимости, собственно, и возник "проклятый вопрос экономики": как определять ценность блага - через ценность всего запаса блага, или же через ценность отдельной единицы? В самом деле, допустим, что у нас имеется в распоряжении такое количество какого-то блага, что это количество может удовлетворить все наши потребности в нем - ну, скажем, тот же воздух или огромные запасы воды. Понятно, что куб воздуха или литр воды в таком случае не будет иметь для нас какой-то ценности. Но с другой стороны, также очевидно, что воздух или вода обладают определенной полезностью,  а значит, должны обладать и ценность - попробуйте сократить объем воздуха или воды, и они тут же станут для вас ценностью. Но как определять ценность блага в таких случаях - по ценности последней (предельной) единицы блага, или по ценности всего запаса блага? Если запасы блага у нас неограничены, то и ценность каждой его единицы будет равна нулю - то есть это благо для нас не будет представлять ценнности, оно для нас бесплатно. Но ведь мы никогда не согласились бы на то, чтобы нас лишили воздуха или воды - значит, ценность у них есть, и она не равна нулю.        
runo_lj: (Default)
Таким образом, между двумя нашими графиками - как бы они ни были похожи и связаны между собой - уже возникает существенная понятийная разница: эти графики, строго говоря, отображают разные по своей природе величины - первый график есть график зависимости удовольствия и удовлетворения потребности от количества блага, то есть изображает какие-то психологические состояния, а второй график представляет собой уже зависимость ценности блага от его количества и есть уже график экономической величины - потребительской стоимости. И ценность блага, его потребительская стоимость, вовсе не есть то же самое, что удовольствие, которое приносит это благо при его потреблении.


Здесь нужно также сказать пару слов и еще об одном понятии, которое часто используют адепты экономикс и относительно которого часто возникает недопонимание - понятии "полезности". Любая материальная вещь - кусок железа, вода, зерно или нефть - обладают какими-то объективными свойствами. Ну, скажем, железо  - достаточно твердый и прочный материал, который окисляется при наличии кислорода, то есть ржавеет, и который плавится при определенной температуре. Некоторые свойства материальных вещей и материалов нам известны, некоторые становятся достоянием наших знаний позднее - в результате случайных открытий или целенаправленного изучения свойств материального мира. Например, магнитические свойства металлов или способность их проводить электрический ток, конечно, были присущи им всегда, но до какого-то времени эти свойства были либо неизвестны человеку, либо слабо изучены, либо же просто не могли быть использованы человеком для своих нужд.


Но человека объективные свойства вещей интересуют не сами по себе, а с точки зрения их использования для блага самого человека. Твердость железа позволяет (особенно если добавить углерод) делать из него прочные вещи - посуду, оружие, подковы, гвозди и т.д.. Способность железа плавиться при определенной температуре позволяет человеку изготовлять из железа вещи различной формы и различного предназначения. В то же время свойство железа ржаветь накладывает на использование железа определенные ограничения - скажем, его нецелесообразно использовать для чеканки монет, и для этого лучше использовать медь, серебро, золото или какие-то их сплавы. Таким образом, объективные свойства вещей для человека интересны всегда с точки зрения той пользы, с которой эти свойства можно использовать в своем хозяйстве или в своей жизни. И поэтому мы можем говорить об объективной полезности вещей. В этом понятии - объективная полезность - смысловой акцент уже несколько смещен: мы говорим уже не об объективных свойствах вещей как таковых, а о том, как эти свойства могут быть использованы человеком.

Понятно, что различные объективные свойства вещей могут иметь различную объективную полезность. Скажем, железо можно использовать и в качестве материала для изготовления каких-то вещей, и в качестве проводника. Нефть можно использовать и в качестве топлива, и в качестве химического элемента для изготовления новых материалов - например, пластмассы. Однако, если мы сжигаем нефть в качестве топлива, мы лишаемся возможности использовать ту же самую нефть для производства пластмассы, и наоборот. То есть мы чаще всего можем использовать только какую-то часть объективной полезности вещей, и при этом мы лишаемся возможности использовать другую часть их полезных свойств. Поэтому полезность соотносится не вообще с нуждами человека, но всегда соотнесена с его конкретными нуждами и потребностями - и человек будет использовать ту объективную полезность вещей, которая требуется для удовлетворения его наиболее важных и насущных потребностей. Поэтому объективная полезность всегда соотносится с полезностью субъективной: объективная полезность есть полезность вещи или материала, которая вообще в принципе может быть использована в человеческом хозяйстве для каких-то нужд, а субъективная полезность есть полезность вещи или материала для какого-то конкретного человека или хозяйства для удовлетворения его конкретных субъективных потребностей и нужд.

Чем определяется эта субъективная полезность? Как раз той пользой, удовольствием и удовлетворением, которое доставляет вещь при ее потреблении или ее использовании. То есть на нашем первом графике мы как раз и изобразили субъективную полезность вещей. И понятно, что полезность вещи будет разной для различных субъектов: если вы не любите яблоки, то никакого удовольствия от их потребления вы не получите,  - то есть субъективная полезность яблок для вас будет маленькой, -  хотя, конечно, при этом объективная полезность яблок никуда не исчезает, и для другого человека, который яблоки любит, яблоки будут представлять и субъективную полезность.

Наконец, субъективная полезность, очевидно, есть следствие наших потребностей в вещах. И понятно, что поскольку потребности у людей разные - как в плане вещей, так и их количества - то и субъективная полезность есть понятие исключительно субъективное. Поэтому объективную полезность вещи можно  определить как объективное свойство вещи удовлетворять какие-то потребности людей, а субъективную полезность можно определить как объективное свойство, способность вещи удовлетворять субъективные потребности конкретного субъекта. И таким образом, между всеми этими понятиями образуется логическая цепочка:

(объективные свойства вещей) - (объективная полезность) - (субъективная полезность=удовольствие и польза для конкретного субъекта) - потребности 

Но в этой цепочке нет понятия ценности и потребительской стоимости. Почему? Потому что это понятие уже относится не к объективным свойствам вещей (их открытием и изучением занимается физика, химия и другие естественные науки), не к объективной полезности (открытием этих полезных объективных свойств занимаются прикладные науки и технологи, придумывающие, как использовать известные свойства вещи для пользы человека), не к субъективной полезности (изучением субъективных переживаний человека занимается психология), и даже не к потребностям (их изучением занимается физиология, медицина и фармацевтика, а также социология и прочие гуманитарные дисциплины, имеющие дело с изучением внутреннего мира человека). Понятие стоимости - это понятие экономические, и оно возникает из желания человека как-то рационализовать свою хозяйственную деятельность, то есть постараться удовлетворить свои потребности наилучшим образом и при минимальных усилиях. И именно эту величину мы изобразили на втором графике.

Понятно, что потребительская стоимость связана и с потребностями человека, и со свойствами вещей. Но все это для экономики неважно, и не это является предметом ее изучения. Предмет экономики - это экономическая, хозяйственная деятельность человека, деятельность человека по производству благ с целью удовлетворения своих потребностей. И центральным понятием, с помощью которого человек планирует, регулирует и осуществляет эту деятельность, и является понятие ценности (стоимости), которое уже невозможно свети ни к объективным свойствам вещей, ни к его субъективным психологическим переживаниям.

Поэтому, строго говоря, широкое применение понятие "полезности" в экономикс нам кажется не совсем оправданным. Правильнее говорить о субъективной потребительской стоимости того или иного блага или товара. Конечно, величина ПС определяется именно субъективной полезностью, а та в свою очередь тесно свазана с понятием потребностей, но экономика должна заниматься экономикой, а центральным понятием для экономики является понятие ценности, стоимости, и поэтому правильнее будет - если мы говорим о потреблении и оценке вещей с точки зрения потребления - использовать понятие "потребительской стоимости" (или потребительской ценности) вместо понятия "субъективной полезности". 
runo_lj: (Default)
То, что полезность (субъективная) и потребительская стоимость вещи (потребительская ценность) не есть одно и то же, можно продемонстрировать на таком примере. Допустим, что человек обладает запасом из 10 литров воды, и при этом его дневные потребности в воде составляют 8  литров: первые два литра ему нужны для питья и приготовления пищи, вторые два литра ему нужны для умывания, мытья посуды и стирки, еще два литра ему нужно для поливки цветов, и два литра ему нужно для уборки в комнате. При этом у него имеется 10 литров воды. Таким образом, 2 литра воды являются для него лишними - он никак не может использовать их в своем хозяйстве, никакой пользы или полезности из их употребления он извлечь не может. То есть полезность этих двух литров равна для него нулю.

Теперь, если мы просто соотнесем понятие потребительской стоимости с понятием полезности, мы получим, что, поскольку 10 литров воды полностью удовлетворяют дневные потребности человека в воде, а два литра вообще являются ненужными и бесполезными, то и предельная полезность воды для него будет равна нулю - а стало быть, и ценность воды для него будет равна нулю. То есть если он просто выльет два литра воды на улицу, он ничего при этом не потеряет - двух литров воды ему "не жалко", они никакой потребительской ценности для него не представляют, и он вполне может с ними без сожаления расстаться - вылив их на улицу или отдав соседу. 

Именно таковы представления о ценности австрийской школы, и современная экономикс всюду исходит из представления, что ценность блага определяется его предельной полезностью - то есть полезностью последней единицы. На этом представлении, в частности, строится вся теория спроса и предложения Маршалла и неоклассиков. Но понятно, что все благоглупости австрийцев, а также радикально ошибочные и неверные представления неоклассиков о формировании спроса и предложения (мы эту тему уже обсуждали - см. ссылки в предыдущем посте - и мы еще вернемся к этой теме чуть позже)  вытекают из того, что понятие полезности они просто отождествляют с понятием стоимости - в данном случае с понятием потребительской стоимости.

Но понятие стоимости - это уже экономическое понятие, а не просто некое психологическое состояние удовольствия или удовлетворения от приносимой благом пользы. С помощью этого понятия человек регулирует и планирует свою хозяйственную деятельность. Конечно, при этом субъективная полезность вещи в определении потребительской ценности вещи играет решающую роль, но сводить понятие потребительской стоимости к понятию полезности мы не имеем никакого права. Это разные понятия, имеющие разное значение и разную природу. 

Во-первых, мы всегда должны учитывать, что рациональная хозяйственная деятельность человека всегда имеет в виду какой-то определенный временной горизонт. Только очень глупые и легкомысленные люди живут одним днем, большинство же людей планируют свою хозяйственную деятельность на каком-то временном промежуток. Это может быть неделя, или месяц, или год (как, скажем, для крестьянина, собирающего урожай раз в году), а может быть и больше. И поэтому в условиях редкости (ограниченности) ресурсов, ценность одного и то же количества одного и то же блага будет оцениваться с учетом того промежутка времени, в рамках которого субъект планирует свою хозяйственную деятельность. Скажем, в нашем примере, ценность воды будет равна нулю только в том случае, если субъект уверен, что завтра и послезатвра и в течение какого-то определенного временного горизонта он получит в свое распоряжени все те же нужные ему для хозяйства 8 литров воды - то есть что вода представляет собой неограниченный или очень большой ресурс, достаточный для ведения хозяйства в течение какого-то промежутка времени. Но если у него такой уверенности нет, то даже полезность двух "лишних" литров воды для него вовсе не будет равна нулю - а поэтому и их ценность также для него равна нулю не будет. Ну, а поскольку предсказать полностью будущее человек не может, то даже при больших запасах какого-то блага, ценность единицы этого блага всегда для него будет отлична от нуля. Да, конечно, при увеличении количества блага, его предельная ценность будет уменьшаться и стремиться к нулю, но мы вряд ли в большинстве случаев можем сказать, что ценность блага когда-нибудь в точности достигнет нуля. И поэтому наш второй график - график ПС - уже будет отличаться по форме от графика полезности.  


Сможет ли предельная ценность блага достичь нуля? Вполне возможно. Скажем, если количество блага настолько велико, что субъект "обнуляет" его ценность. Или если, скажем, хранение блага уже сопряжено с какими-то неудобствами и издержками. Ведь вряд ли в нашем примере человек будет держать у себя огромные запасы воды - ему важно лишь, чтобы доступ к воде оставался для него неограниченным и чтобы у него всегда было достаточно воды в запасе для удовлетворения своих насущных нужд. И как в данном случае наш субъект будет оценивать ценность воды, мы не знаем, но очевидно, что полезность воды здесь уже вовсе не может быть единственным определяющим фактором: многое будет зависеть от более общих соображений в планировании хозяйственной деятельности человека - скажем, от того, каким образом он получает воду, или в каком временном горизонте он планирует свою хозяйственную деятельность и т.д. Важно лишь понимать, что понятие потребительской ценности вовсе не есть то же самое, что субъективная полезность блага, и если полезность есть некая субъективная эмоциональная величина, то потребительская стоимость есть величина уже рациональная и экономическая, которая существует как регулятор хозяйственной деятельности и которая поэтому зависит от рационального планирования этой деятельности. 


Второй момент, принципиальный. То, что в нашем примере два последних литра воды являются "лишними", то есть имеют нулевую полезность, никак не отменяет того факта, что другие 8 литров человек использует с пользой - и весьма значительной пользой, так как он с помощью воды утоляет жажду, готовит пищу, соблюдает санитарные нормы и т.д. То есть достаточно очевидно, что вода - даже при наличии "лишних" литров - все равно будет представлять для субъекта определенную ценность. Здесь опять-таки ни в коем случае нельзя отождествлять понятие полезности с понятием ценности. И, конечно, ценность каждой единицы блага человек будет оценивать не только с учетом той полезности, которую ему доставляют последние 2 литра, но и с учетом полезности, которую он извлекает при использовании первых восьми литров воды. Проще говоря, ценность каждого отдельного литра воды будет оцениваться не из полезности последних единиц, а как средняя ценность всего запаса воды. То есть для определения ценности единицы блага, нам нужно разделить общую ценность всего запаса блага на количество единиц блага. При этом понятно, что ценность всего запаса будет соотнесена с полезностью всего запаса, то есть с полезностью всех единиц блага, а не только с полезностью последних (предельных) единиц.

В условиях, когда количество блага достаточно велико, чтобы удовлетворить все имеющие потребности, но когда это количество все же ограничено - ценность единицы блага никогда не будет равно нулю. Мне приходилось как-то жить в деревне у бабушки, и я мог наблюдать, как функционирует отдельное хозяйство, когда случился невероятный урожай яблок. Яблоки использовались для пирогов, их сушили для компоттов, из них делали брагу, ими кормили свиней, наконец, когда яблоки, лежавшие в саду под ногами, совсем портились, из них делали что-то вроде удобрения. Но несмотря на такое изоблие яблок и покрытие ими всех возможных хозяйственных нужд, никому не приходило в голову просто отдавать яблоки даром или выкидывать их. Поэтому даже в такой ситуации яблоки шли на продажу - и по вполне нормальной цене: ведь для "городских" яблоки были редкостью, и они готовы были платить деньги за то, что для "деревенских" представляло весьма низкую ценность. Да, потребительская ценность яблок для деревенских была очень низкой - но все же любое хорошее яблоко все равно сохраняло какую-то определенную ценность. Почему? Потому что эти яблоки можно было использовать со значительной пользой. И эта высокая полезность яблок придавала и всему их количеству определенную ценность -  то есть ценность яблок все равно оставалась отличной от нуля и оценивалась как некая средняя величина всего запаса яблок. Понятно, что если блага так много, что оно покрывает все возможные потребности и его полезность равна нулю, средняя полезность яблок тоже будет стремиться к нулю - а вслед за ней к нулю будет стремиться и ценность отдельной единицы блага. Но стать равной нулю средняя ценность никогда не сможет  - ведь ценность первых единиц всегда отлична от нуля и имеет вполне значительную величину. 


Наконец, третий момент. То, что количество блага настолько велико, что его предельная полезность равна нулю, еще ничего не говорит нам о том, каким образом достается нам это благо. Представим, что у какого-то поселка или города находится водоем - озеро или река, из которого жители этого поселка чарпают воду для своих нужд  - для питья, для приготовления еды, для стирки, для поливки огородов и т.д. И допустим теперь, что местная власть или предприниматель ставят водокачку, которая позволяет доставлять воду не ведрами на коромыслах, а прямо в дом. Но за подключение к этому водопроводу и за доставку воды теперь нужно заплатить какие-то деньги. При желании, конечно, можно и дальше таскать воду на себе и получать воду за бесплатно. Но понятно, что многие все же предпочтут теперь платить за воду и тем самым избавить себя от тяжелой работы по доставке воды. То есть несмотря на то, что ПС воды остается равной нулю - ее очень много, и она по-прежнему бесплатна, теперь у воды появляется стомость. Правда, стоимость эта не потребительская, а трудовая. И те, кто хотел бы доставлять воду прямо в дом с помощью этого водопровода, теперь вынуждены за воду платить. Сколько они будут платить - это решит хозяин водопровода или местная власть, но мы можем лишь предположить, что при назначении цены они будут исходить из соображений окупаемости всего проекта за какой-то определенный срок и извлечения какой-то выгоды.

Таким образом, благо, ПС которого равна (или близка к) нулю, получает вполне определенную стоимость - но стоимость эта определяется уже не потребительской стоимостью воды, а другой стоимостной величиной - трудовой стоимостью, или в общем случае издержками по строительству водопровода. В данном случае количество воды остается неограниченным, и при желании любой житель поселка может по-прежнему ходить к реке с ведрами, получая воду бесплатно. Здесь все будет зависеть от того, как они оценят тот труд, который требуется для доставки воды  - если они сочтут, что цена за воду, установленная хозяином водопровода, выше стоимости того труда, который трубуется для доставки воды самостоятельно - они, конечно, предпочтут и дальше ходить с ведрами, а если цена окажется ниже - они предпочтут сэкономить свой труд и заплатить за воду деньги. Но в большинстве случаев благо все же представляет собой ограниченное количество, то есть редкость, и количество блага прямо зависит от того, сколько его будет произведено. То есть чаще всего трудовая стоимость начинает прямо влиять и на потребительскую стоимость блага - через количество и оценку труда, затраченного на производства какого-то количества этого блага. И поэтому ПС мы в большинстве случае можем анализировать только с учетом второй важнейшей экономической величины - трудовой стоимости.

Вообще говоря, помимо воздуха или солнечного света, трудно придумать еще какое-то благо, которое имелось бы в распоряжении в неограниченном количестве и которое при этом не требовало каких-то усилий для его доставки или производства. Поэтому остальные блага  имеют вполне определенную ценность, отличную от нуля, и часто эта ценность определяется не только их ПС, но и ТС. И тут опять-таки важно понимать, что полезность и ценность - это разные понятия  и разные величины, которые имеют совершенно разное предназначение и природу. Свести ценность и стоимость только к полезности было бы большой ошибкой. 
Page generated Sep. 21st, 2017 10:22 am
Powered by Dreamwidth Studios