runo_lj: (Default)
Небольшая заметка о том, когда и на каком основании было отменено право крепостных крестьян жаловаться на своих господ. Вообще-то это не секрет, что крепостное право, близкое по смыслу к рабовладению, в России было установлено именно Петром и последующими монархами в течение 18 века, а не было каким-то древним институтом, идущим еще из Московского царства чуть ли не от Бориса Годунова - вопреки тому, что писали историки 19 века (от Карамзина до Ключевского и Соловьева). Но историография 19 века была сильно идеологизирована, так как писалась она дворянами, а для дворянства Петр был священной фигурой, которую пытались всячески идеализировать.

Тут ведь нужно понимать, что под "крепостным правом" понималось совершенно разное по смыслу и содержанию явление. Скажем, прикрепление крестьян к земле и постепенная отмена дня выхода с земли  - т.н. Юрьева дня - еще не было никаким рабством, и эти меры были призваны лишь предотвратить злоупотребления, связанные с выходом с земли крестьян, которые брали в долг семена и инвентарь у помещиков, а затем бесследно исчезали, что приводило к недоимкам у помещиков и у государства. То есть в Московском царстве крестьянство в целом оставалось свободным сословием, имевшим все права подданных, и только прикрепленное к сословию и месту - но точно так же были прикреплены и прочие сословия, от ремесленников и стрельцов до духовенства и дворян. 

C Петра эти крепостные меры приобретают совершенно иной смысл и совершенно иное толкование - крестьянство начинает рассматриваться как сословие, пораженное в правах (в сравнении с дворянством), а крепостное право все более приобретает черты рабовладения. Собственно, крепостное право как состояние, близкое к рабству - это детище Петра, Елизаветы и Екатерин. Именно в этот период - в 18 веке - крепостное право и сделало Россию рабской страной, со всеми последствиями для русского народа и русского государства.

В 19 веке начинается поиск выхода из этого положения, и весь 19 век - это попытка выйти из того ужасного состояния, в которое загнал страну Петр Первый и последующие женщины-императрицы. Но последствия правления Петра и "европеизированных" императриц были столь ужасны, что преодолеть их окончательно не удалось даже к началу 20 века, и крестьянский вопрос стал самым болезненным и страшным для всего русского государства, который в значительной степени и предопределил катастрофу Российской Империи 1917 года.
runo_lj: (Default)
Ух ты! А ведь, оказывается, в Венгрии все очень серьезно было: коммунистических венгерских активистов, полицейских и гебистов вешали вверх ногами, жгли советские флаги, а "ввод ограниченного контингента советских войск" в венгерскую столицу по сути был настоящей войсковой операцией со штурмом Будапешта. 

Правда, автор, выложивший эти фотографии, почему-то восставших венгров называет "инсургентами", а советских коммунистических карателей - "русскими". Ну откуда там могли взяться "русские"? Совдепия прислала свои советские войска.

Но вообще довольно показательно, как устанавливался коммунистический строй в Восточной Европе - и трех лет не прошло со смерти товарища Сталина, как в Венгрии вспыхнуло столь яростное антикоммунистическое восстание. И что самое похабное - русские благодаря коммунизму и политике товарища Сталина тут же из освободителей от фашизма превратились в оккупантов и коммунистическое карательное отребье. В 1945 году советские войска встречали ликованием и цветами, а уже в 1956 году советских солдат уничтожали вместе с местной гебней и полицаями.

Это вот к понимаю того, о чем я написал в предыдущем посте: вся политика коммунистов (в том числе в период сталинизма) немедленно превратила русских в советских, которых стал ненавидеть весь мир. Книжки-то жгли русские, и венгры не отделяли советских от русских. А нам, русским, нужно хорошенько отделять советское от русского. И ни в коем случае не отождествлять русское с советским или тем более свои интересы - с интересами коммунистической Совдепии. Потому что коммунизм и могущество коммунистического государства Совдепии мало коррелировали с интересами России и русских. 

Запомните раз и навсегда: Совдепия никак не была русским государством или формой "русской цивилизации". Это была Россия, захваченная коммунистами и подчиненная интересам коммунизма. То есть это уже была не Россия, а что-то отдельное и особенное, что к России имело лишь весьма косвенное отношение.  
runo_lj: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] gavagay в Гитлер


Внезапно и совершенно случайно нашел на ютюбе. Беседа Гитлера и Маннергейма. Говорят, единственная непубличная запись голоса Гитлера. Вроде не фейк, хотя я глубоко не проверял.
Ну и тема довольно интересная - мягко говоря...
(Да, английские субтитры.)

runo_lj: (Default)
Вместе с ним ушла и Россия - русская Россия. Ну разве можно считать Совдепию - Россией? Не смешите. Совдепия - это бесконечная вакханалия и отвратительное кривляние на том месте, где когда-то была тысячелетная Россия, вакханалия, которая продолжается и по сей день.

А Россия осталась там, в лужах крови на полу подвала Ипатьевского дома, изрешеченная пулями и искромсанная штыками под торжествующие черные взгляды ненавидящях ее азиатов, принесших эту ненависть из глубины веков с Ближнего Востока вместе со своими черными мертвенными душами и дьявольской волей...

Русского Царя невозможно не любить. Ибо все, что дорого русскому сердцу в России - все это мы находим в последнем Русском Царе: простота и невероятная душевность, почти домашняя, вместе с величием и потаенной силой - той силой, которую ненавистники России всегда и опасались более всего в русском народе, даже по сей день.  

Оригинал взят у [livejournal.com profile] korney_prutkov в 17.07.1918
Оригинал взят у [livejournal.com profile] korney_prutkov в 17.07.1918
runo_lj: (Default)
Читаю тут в сообществе по древней русской истории:

В моем школьном учебнике было написано: «Особенно усилилось Московское княжество при Иване Даниловиче Калите». Можно, конечно, сказать и так. Хотя, это вряд ли отражает то, что произошло с Московским княжеством при Иване Даниловиче Калите. За время правления Ивана Калиты маленький окраинный город Владимиро-Суздальской земли превратился в один из богатейших городов Европы.
В 1325 году Ивану досталось крохотное, бедное княжество, сильно разоренное и открытое всем ветрам. А своим наследникам Иван в 1340 году оставил прекрасный город, с ломящейся от денег казной. Динамика, заданная Иваном Калитой, превратила со временем Москву в главный город могущественной империи.
Как случилось, что захолустный городишка за пятнадцать лет смог превратиться в богатейший и сильнейший город Восточной Европы, стал политическим и духовным центром Руси.

Как могло случиться, что в условиях ордынского ига на пустом месте сформировалось сильное русское княжество, с успешно налаженной торговлей, развитым землепашеством и градостроительством. Такое, наверное, бывает только в прекрасных сказках. Очень нечасто такое случается в жизни. Разве, что в жизни государственного деятеля, которого очень любит Удача, и который умеет ловить эту Удачу за хвост.
Так что же произошло с Иваном Калитой? Как сумел он найти в жизни приснившуюся ему когда-то Снежную гору, «небывалую высокую гору, вершина которой была покрыта сверкающим на солнце снегом».
Ну и дальше идет сказочка о том, как московский князь, который "не был талантливым полководцем" и вообще не отличался какими-нибудь выдающимися качествами и был невероятной заурядностью даже на фоне остальных князей Рюриковичей, оказался гениальным политиком и администратором, который сколотил состояние Москвы на торговле мехами с замерзающей Европой и за какие-то 15 лет превратил Москву в самое богатое и могущественное княжество покоренной Руси.

Нет, попытки придать началу Московского царства какие-то гениальные и даже божественные черты, в общем-то, понятны. Это очень все понятно и патриотично. Тем не менее, история - это не мифы про загадочных чудовищ и героев, и, на мой взгляд, гораздо патриотичнее вместо мифов давать знание и понимание собственной истории. Только так можно сформировать сильное и развитое самосознание русской нации. А то, что версия о причинах возвышения Москвы, изложенная автором, является абсолютно неправдоподобной и несостоятельной, это очевидно. Ведь эта версия никак не объясняет, почему торговлей мехами не занимались другие княжества - в которых пушнины было не меньше, чем в пределах Московского княжества. 

Но зато автор все-таки указывает, каким образом московский князь получил в свое распоряжение огромные ресурсы Новгорода, Костромы и других княжеств:
Иван Калита поймал за хвост Удачу летом 1328 года. Он нашел свою Снежную гору. Великое княжение Владимирское было разделено ханом Узбеком между двумя князьями Иваном Калитой и Александром Васильевичем. Стольный Владимир отошел к Александру Васильевичу. А Ивану Калите хан Узбек предал Костромскую землю, кусок ростовского княжества, Новгород и «иныя княжениа даде ему к Москве» . В числе этих самых «иных княжений» Иван получил большие по протяженности и почти безлюдные территории с городами Галич, Белоозеро и Углич. Судя по всему, дальновидный Иван Калита просто купил в Орде ярлыки на право управления этими огромными лесными областями.

Вот! Вот и вся разгадка причин возвышения Москвы. Московский князь получил контроль над другими княжествами и Новгородом из рук монголов. И только поэтому все остальные подчинились Москве - ведь за ней стояли монголы. Сколько при этом московский князь заработал на торговле новгородской или костромской пушниной и сколько он при этом наворовал от сбора дани для монголов - это уже второй вопрос. Но если мы говорим о причинах - то причина здесь совершенно очевидна: московский князь сумел подкупом, лестью и выражением своей преданности заручиться доверием монгольских ханов и получить от них право на сбор дани и на распоряжение ресурсами других княжеств.

Только по этой причине Иван Калита - абсолютная серость и политическое ничтожество, крохобор и вор ("калита" означает сумку для денег или кошелек) - сумел в кратчайший срок превратить свое захолустное московское княжество в самое сильное и богатое. Он теперь мог не только торговать ресурсами других княжеств, но и часть собранной для монголов дани прибирать к своим рукам. Нет, при этом он не обманывал татар - историки пишут, что Калита поставлял Орде даже значительно больше дани, чем того требовалось. Но при этом он обдирал все остальные княжества не хуже всяких татар - ведь ему не только нужно было проявить особое рвение перед татарами, но и для себя самого что-то насобирать. И за 15 лет он насобирал столько, что Москва превратилась в богатейший город Руси.

Понятны причины последующих антитатарских и антимосковских восстаний (самое сильное было Тверское 1327 года - на второй год после того, как сбором дани занялся Иван Калита), которые были жестого подавлены совместно московскими и татарскими войсками - с момента, когда московские князья получили право собирать дань, поборы и грабежи кратно возросли, ведь теперь дань собиралась не только для Орды, но и для Москвы. 

Заметим, что я вовсе не пытаюсь осудить или предать проклятию московских князей, которые стали союзниками татар и совместно с ними грабили всю остальную Русь. Стратегически такая политика оказалась правильной и, наверное, единственно возможной - ведь она позволила сформироваться мощному центру для дальнейшего объединения Руси и полному восстановлению единого Русского государства. И уже очень скоро те же татары оказались на обочине истории, а потом и вовсе сметены, а среди окских болот и лесов постепенно выросло мощное Московское царство и Империя, раскинувшаяся до Тихого океана и Средней азии. Наверное, другого пути для восстановления русского государства тогда просто не было. 

Но какими бы благовидными соображениями мы ни были движимы, мы, русские, должны ясно понимать, из какого, простите, говна и подлости, выросла Москва и на чем она поднялась. Это важно и для понимания всей последующей истории России, когда центральный московский чиновный аппарат превратился в механизм подавления всяких свобод в России, в аппарат насилия, беспредела и грабежа, как должны  понимать, откуда в русской истории  - истории чистого европейского народа - появился этот извечный азиатский ордынский дух и все проявления этого азиатского духа. Да, вся азиатчина в России всегда шла от власти, от государства, которое мыслило себя только как инструмент для сбора дани для себя родимой и для чужих народов - монголов, англичан, американцев или в целом для остального человечества. И только такое понимание дает нам ответ на вопрос, что нужно делать для формирования русской нации сегодня и для построения действительно русского национального государства, уже избавленного от всякой азиатчины.

Не надо нам гениев, созданных из ничтожеств и подлецов - ни гениального Калиты, ни тем более гениального Ленина или Сталина. Нам нужно нормальное русское государство - только и всего. А для этого свою историю нужно знать и понимать - какой бы неприглядной она ни была.
runo_lj: (Default)
Нацдемам на заметку - ролик прямо таки создан под их идеологему.

runo_lj: (Default)
Не могу не перепостить. Хорошо написал, шельмец.

Оригинал взят у [livejournal.com profile] nomina_obscura в Великий русский гамбит


200 лет назад, 25 июня 1812 года, император Александр I издал манифест о начале войны с Наполеоном. К тому моменту, когда Его Величество дописывало последние строчки манифеста, огромная армия Наполеона уже переправлялась по понтонным мостам через Неман, разливаясь бесконечной людской массой по нашей земле. Начало войны вызвало всплеск патриотизма среди людей неосведомленных - Наполеон до вторжения в Россию успел короновать себя императором, расстрелять горы людей, а также прославиться как тонкий дипломат знаменитой "в жопу пьяной" школы ("Ваша империя - старая проститутка, которую насилуют все, кому ни лень!" - Меттерниху, министру иностранных дел Австрийской империи) и потому военный конфликт с ним выглядел как борьба с полубезумным тираном, давно напросившимся на хорошую взбучку - и гробовое молчание среди людей осведомленных.

Дело в том, что общая численность Великой армии Наполеона составляла 675 000 человек + 225 000 резерва в Польше (в советской прессе другие цифры, но я руководствуюсь трудом Ле Донна, профессора из Оксфорда). Численность же войск русской армии составляла 230 000 человек. При этом во главе французов стоял Наполеон, лучший полководец эпохи, окруженный блестящим созвездием блестящих офицеров, с ореолом непобедимости, в то время как наше офицерство, будучи вне всяких сомнений не менее достойным, не имело славы и опыта наполеоновских маршалов. Более того, с начала Наполеоновских войн наши армии успели многократно проиграть наполеоновским войскам и потому имели перед ними определенный комплекс неполноценности. Наконец, даже если взять население двух стран ("Трупами закидаем!"), то во Франции (даже без союзников - хотя в союзниках была вся Европа) жил 71 миллион человек, тогда как в России, включая самые отдаленные уголки Империи - лишь 36 миллионов человек. В два раза меньше.

Итого, перед вами лучшая армия Европы, закаленная в десятилетии непрерывных боев, под предводительством лучших генералов эпохи, которая к тому же в три раза больше ваших сил и - как только что сообщили нам наши разведчики - она перешла границы вашей Империи еще вчера. Вы не можете закидать их трупами - у них больше трупов. Вы не можете из перехитрить, переиграть - у них лучше офицерство. Вы не можете пробить их за счет стойкости русских солдат - перед вами выдубленные бесконечными битвами псы войны. Ваши действия?
Правильно, разработать самый блестящий, самый тонкий, самый точный, самый восхитительный стратегический план XIX века. Шедевр, сравнимый с "планом Шлиффена". Поэму - написанную не стихами, но тщательно проработанными маршрутами отступления. Если мы не можем воевать с Наполеоном солдатами, офицерами и пушками, мы будем воевать с ними тем единственным, что у нас осталось.

Пространством. Разработанный немецким генералом Пфулем (начал карьеру еще при Фридрихе Великом, под началом Пфуля служил знаменитый Клаузевиц, один из главных военных теоретиков XIX века), план войны с Наполеоном предполагал планомерное, тщательное, упорядоченное отступление. Верста за верстой. Город за городом. Заставляя Наполеона оставлять гарнизоны. Организовывать заставы. Забывать про отставших и заболевших. Заставляя Великую Армию таять и таять с каждой пройденной верстой. Звучит гениально, логично и просто. С сегодняшней точки зрения. Но, как мы помним, начало войны вызвало прилив патриотизма, а тут вдруг выяснилось, что надо не бить Наполеона, надо молча отступать. Офицеры и солдаты рвались в бой, офицеры и солдаты хотели показать СПАРТУ! А скрюченный желчный немец заставлял отступать, отступать и отступать, без всякого героизма, но с максимальной осторожностью.

Отступление едва не вызвало бунт высшей знати - у которой помимо патриотического чувства были еще и те соображения, что французы вообще-то немножко грабили их имения - и потребовалось вся железная, нечеловеческая решительность императора Александра, чтобы настоять на выполнении плана стратегического отступления. Тем не менее, на полпути к Москве пришлось сменить главнокомандующего Барклая-Де-Толли, поскольку недовольство населения ("Почему отступаем? Ну и что что их в три раза больше! Это война, вам положено бессмысленно героически умирать, а вы что творите! Назад, назад, пошли на Наполеона, пошли!") достигло критической точки. В открытую говорили об измене. Барклая сменил Кутузов, также находившийся под прессом общественного мнения и исключительно из-за мнения вынужденный дать Бородинскую битву, поскольку сдать Москву без генерального сражения было решительно немыслимо.

Часто спорят, кто победил при Бородино, но это не имеет ни малейшего значения. К моменту Бородинской битвы война была выиграна, выиграна на бумаге, первоклассным планом и его первоклассным исполнением. Я боюсь даже представить, какой решительности и непреклонности стоило высшему имперскому руководству игнорировать все требования немедленной генеральной битвы (к которой, к слову, и стремился Наполеон), делая то, что нужно, а не то, чего ждут. По итогам блестящей стратегии Пфуля и столь же блестящей непреклонности Императора вместе с прекрасным тактическим управлением Кутузова и Барклая, Наполеон оказался в Москве 14 сентября 1812 года. В Москве гениальный корсиканский тактик, а также неважный стратег, самозванец, кровопийца, тиран, дегенерат, диктатор и безумец, обнаружил четыре вещи:

1. Скоро зима. Зимой в России холодно и голодно.
2. У него больше нет Великой Армии. Есть просто армия, потрепанная, в стадии сильнейшего морального и физического разложения.
3. Ближайший опорный пункт находится в Варшаве, за 1100 с лишним километров.
4. На коммуникациях орудуют безжалостные отряды русской легкой конницы, поэтому с тем же успехом Варшава могла быть на другой планете.

Еще через два дня начался знаменитый Московский пожар и стало совсем празднично. Наполеон сидел, смотрел на обгорелые руины, среди которых искали остатки еды его тощие солдаты, и пытался понять, как так получилось, что он до сих пор не проиграл ни одной битвы, но при этом полностью проиграл войну. За его плечами тихо посмеивался дух Георгия Победоносца, знавший, что бедный французский дурак впервые в истории Европы столкнулся с тотальной войной, войной не армией, но всем, что было: территорией, населением, временем, пространством, хлебными запасами, в конце-концов. Блестящей войной. Точно продуманной. Точно исполненной. За три месяца уничтожившей самую грозную военную силу Европы, которую до этого 15 лет ковыряли всем Евросоюзом и ничего не могли сделать.

Мне хочется верить, что в этот момент в Петербурге перед Государем и всем высшим имперским светом вышел в белом мундире Пфуль и просто молча поклонился под аплодисменты и крики "Браво!" (на самом деле под давлением лобби "ГДЕ СПАРТА? СПАРТУ ДАВАЙ!" он вынужден был уехать в Швецию, где, впрочем, получил полное благодарностей письмо Императора и вскоре вернулся ко двору).

Дальнейшее известно - французская попытка вырваться из московской ловушки, первое поражение у Малоярославца, отступление по выжженной Смоленской дороге, которую сам же Наполеон до этого и разграбил, стычка за стычкой, тающие на глазах войска и 1600 полумертвых солдатиков, переправившихся обратно через Неман 14 декабря, ровно там, где полгода назад начинали вторжение огромной лавиной. Отечественная война, представлявшая беспримерную, беспрецедентную стратегическую операцию, завершилась.

Что лучше всего - по итогам Отечественной войны мы не только отбились от самой страшной армии Европы с минимальными потерями, мы превратились в доминирующую силу на континенте и будем таковой 40 с лишним лет, вплоть до Крымской войны (для сравнения - СССР после Победы просуществовал 46 лет). Пользуясь увертливостью, хитростью, безжалостностью, стальной дисциплиной и непреклонной волей, с одними лишь лесами, полями, снегами и тщательно расчерченными картах, мы заберемся на Европейский Трон и будем затем играть с судьбами Европы следующие четыре десятилетия. Наша геополитическая гегемония выльется в небывалый расцвет русской культуры, русский человек наконец распрямится и скажет миру свое веское слово, русская нация из отдаленного восточного народа станет Держательницей Мира, а наши русские гении, вдохновленные светом Солнца Империи, выплавят золото нашей культуры, включая роман "Война и мир", лучший роман в истории человеческой цивилизации. Отечественная война 1812 года ляжет в фундамент нашего национального сознания, Отечественная война 1812 года станет для нас моментом рождения русской нации, той русской нации, которую мы знаем, любим и храним в своих сердцах.

Все то, что вы подразумеваете под словом "русский", все то, что делает вас русским, все то, что возвышает и высветляет вас над 6 миллиардами человеческих масс, все то, что составляет суть вашей русской души, родилось тогда, в 1812 году.

Склонимся же перед русскими солдатами и офицерами, прошедшими тысячи километров сначала до Москвы, а затем прошагавшими обратно, в сердце Европы. Склонимся перед русскими мужиками, плясавшими, когда их забирали в армию, и встречавшими французских гостей кнутами и вилами. Склонимся перед русскими генералами, ювелирно маневрировавшими войсками, раз за разом сбегая из пасти французского чудовища. Склонимся перед немцем Пфулем, обуздавшим русскую ярость стальным немецким планом. И склонимся перед императором Александром, сохранившим мертвенную решимость в самые страшные дни вторжения.

Их давно уже нет, но есть мы, русские, их духовные внуки и правнуки, и мы будем повторять и славить их имена из поколения в поколение, столетие за столетием, пока на Земле будет звучать наш великий русский язык. Слава России! Слава героям! Слава великому году Огня, выплавившему Русское Золото!

Ура! Ура! Ура!


runo_lj: (Default)
По сути все правильно написал. Я об этом тоже недавно писал. Все эти сопли и всхлипывания наших розовых поросят из "национал-демократов" - обычная смердяковщина, и своей обратной стороной имеет обычную русофобию.

Оригинал взят у [livejournal.com profile] nomina_obscura в post
Родовая травма национал-демократизма всех толков состоит в концепте имперского государства как навязанного сверху, по принуждению, бедным русским крестьянам чужеродного государственного организма. У Соловья чужеродность начинается с Раскола, с XVII века, у прочих национал-демократов - с Петербургского периода, с XVIII века. То есть, это минимум 300 лет до падения Империи.

Понимаете, да?

Триста лет Империя угнетает бедных русских - а они ее все строят и строят. Триста лет Империя расширяется за счет русских - а они прут и прут в новые неизведанные земли, поднимая имперские флаги над только что основанными городами. Триста лет Россия мучает-насилует русских, а русские в ответ строят все больше и больше России. "Ах, какая тюрьма! Ой, как нам тут плохо! Ах, давай построим еще больше России, чтобы нам было еще хуже, крошка! Угнетай меня, Империя, угнетай меня полностью! Ты будешь угнетать меня? Я тебя найду!".

Напрашивается естественный вывод: русские - идиоты. Как мы еще можем назвать людей, которые ТРИ СТОЛЕТИЯ рождаются, умирают, сражаются, любят и работают во славу чудовищного механизма угнетения и порабощения? Идиоты. Ебаные идиоты. Это естественный логичный вывод из концепции Империи как гигантского трехсотлетнего кнута. Отвержение имперского периода. Очернение имперского периода. Издевательство над имперским периодом нашей истории закладывает идеологический фундамент для издевательств над русским народом, который триста лет безропотно служил своим тюремщикам, делая их богаче и могущественнее, распространяя их власть все дальше и дальше.

Но есть и альтернативное мнение. Раковина не угнетает улитку. Раковина, находясь сверху улитки, служит ей и домом, и пристанищем, и защитным панцирем, в который улитка прячется в случае опасности. У каждого народа есть свои элиты, свои самые образованные, самые блестящие, самые умные и самые злые люди, которые планируют народную жизнь на десятилетия вперед, проворачивают сложные стратегические и экономические комбинации, заботятся о благе народном, потому что именно народ служит источником их силы. Само собой, что стандартное бурчание в отношении центра входит в пакет типичных разговоров всех народов всех эпох (послушайте, как в США ругают тиранию Федерального Правительства, ага, "Вот уже 300 лет Вашингтон угнетает свободолюбивых нью-йоркских крестьян!"), но только у нас из-за пропущенного страшного удара обычное бур-бур-бур стало основой взгляда на нашу государственность и историю, а блестящее, непрерывно расширявшееся европейское государство стало средоточием зла.

Вся антиимперская демагогия строится на передергиваниях и предположениях, что слушатель - идиот (и действует в основном на идиотов). Например, "Империя кормила за русский счет окраины", и приводятся цифры чудовищных инвестиций в Туркестан. То, что эти инвестиции шли на создание оросительных систем, не указывается. То, что оросительные системы нужны были для выращивание хлопка, не указывается. То, что хлопок нужен был как для нашей бурно развивавшейся текстильной промышленности, так и для ПОРОХА, не указывается. То, что отсутствие хлопка ставило любое государство в полную зависимость от тех, кто хлопок производил, потому что это ключевой компонент ключевого военного материала, также не указывается.

И дурачок мысленно представляет себе очередных кадыровых, а не грандиозные ирригационные сооружения, превращающие бесплодные пустыни в долины, цветущие ключевым стратегическим ресурсом. И дурачок отождествляет сложное и великое государство, управляемое первоклассной европейской бюрократией, с нынешними кадыровыми, и делает вывод "Так было всегда!", и лишается самого шанса установить связь с русской историей, получить от нее мудрость, опыт, знания и национальную силу. По сути, дурачок выпадает из русского народа в кетаминовую национал-демократическую национальность (про-тип: в Европе нет "национал-демократов", это специфическое россиянское изобретение).

В завершение - цитата из Энгельса, из нее видно, как Энгельс оценивает верность русских угнетавшей их Империи:


runo_lj: (Default)
О мировом заговоре, коммунизме и прочем (1)
О мировом заговоре, коммунизме и прочем (2)
О мировом заговоре, коммунизме и прочем (3)
О мировом заговоре, коммунизме и прочем (4)
О мировом заговоре, коммунизме и прочем (5)
О мировом заговоре, коммунизме и прочем (6)

Но вернемся к тому, с чего мы начали - к вопросу о причинах проводимой в Европе миграционной политики (который, собственно, и стал поводом для спора между Волковым и Галковским) и о связах коммунистического и левацкого движения с финансовым миром (о коих намекается в "протоколе допроса Раковского"). 


Самый интересный вопрос здесь, откуда, вообще говоря, в современной Европе и даже в США это всеобщее доминирование левацкого мировоззрения - а что европейский мультикультурализм, борьба за права геев, обоснование миграционной политики и многое другое, что мы находим сегодня в политике ведущих западных держав, является левацким по своему духу и мировоззрению, это совершенно очевидно, как и то, что многие европейские "либералы", в сущности, представляют собой все тех же мягких леваков. Западная Европа 40 лет (а то и побольше, если начинать считать с 1917 года) вела войну против коммунизма и коммунистической угрозы, в США в одно время (в период маккартизма) коммунисты и вовсе были фактически поставлены вне закона. Опыт правления коммунистов и левых в России и в мире  - с горами трупов убитых и умерших от голода - у всех перед глазами.

И, несмотря на все это, левые интеллектуалы сегодня работают во всех университетах мира, левые партии борются за власть (а в некоторых странах - например, в Швеции - они находятся у власти уже много лет), а сам тип левацкого мировоззрения фактически сегодня составляет основу политической и социальной культуры в Европе и США. Ну ладно, можно было бы потерпеть немного леваков на кафедрах университетов (в какой-нибудь Сорбонне), чтобы было удобнее экспортировать левацкую идеологию для стран Третьего мира, обрекая их на корчи социализма и муки коммунизма. Но зачем все это культировать в самой Европе? Это тем более странно и подозрительно, что правое мировоззрение  - в сколько-нибудь отчетливых формах - очевидно одновременно с культивированием левизны подвергается жесткой обструкции и запрету: мы вполне можем найти какого-нибудь левого или марксистского профессора в любом европейском или американском университете, а вот правых мы там найдем вряд ли, а если какой профессор заявит открыто о своих правых взглядах, ему тут же припомнят Гитлера и Холокост.

Совершенно очевидно, что столь всеобщее и жесткое доминирование левацкой политической культуры на Западе  - вплоть до того, что за отрицание Холокоста в некоторых странах сажают в тюрьму - не является каким-то "естественным социальным процессом" (как стал бы утверждать г-н Волков), а есть важная часть проводимой западными элитами политики в сфере пропаганды, образования, культуры, в социальной сфере и т.д. Но откуда все это берется и зачем все это нужно?

И вот здесь самое время вспомнить о тех выводах о сути левизны и левацкого мировозрения, к которым мы пришли совсем недавно. Напомню, что суть левацкого мировоззрения я определил как стремление к стиранию всякого качественного различия между людьми. Коммунисты и левые отрицают какую-либо значимость качественного различия между бедными и богатыми, белыми и черными, образованными и невеждами, гетеросексуалами и гомосексуалистами, и во всем и везде требует всеобщего тотального равенства - что, естественно, неизбежно приводит к уничтожению вообще всякого качества (не только людей, но и вещей) и всеобщей деградации общества и общественных отношений. 


Но ведь примерно все то же самое мы находим и в свойствах финансового господства. Финансовый агент (ну пусть это будет доллар для примера) - самый радикальный эгалитарист и демократ. Доллар - самый тотальный демократ и самый безжалостный уравнитель. Он не терпит никаких национальных различий, различий по полу, ему безразличны аристократические наследственные и гербовые бумаги, он ненавидит всякие религии и нравственные или культурные ограничения, ему нет никакого дела даже до существования отдельных государств. Всякие подобные различия для него являются только преградой. Для доллара как господина все вещи и люди в своем качественном сущностном различии совершенно неинтересны, и все они имеют для него только одно качество и меру - меру цены. Сапожники, священники, певцы, политики, книги, картины, машины, лошади и все-все-все на свете имеет для этого господина только одно качество - стоимость, которая может быть измерена в долларах. Сущность и качество вещей при этом совершенно вымываются и отодвигаются на второй план, а на первый выходит бирка с указанием количества долларов, которая отныне и есть единственно важная и значимая сущность любой вещи или человека.


И если мы посмотрим внимательно на основные догмы левацкого мировоззрения, то обнаружим, что левое сознание невероятно близко по многим вопросам к идеологии финансового господства. Ну в самом деле, ведь и коммунисты и финансовый мир желают построить какой-то единый мир, где не будет религий и наций, не будет границ, не будет никакого различия в качестве людей. И различие между ними состоит в том, что для господина доллара богатство остается неким единственным допустимым качеством, а для коммунистов это различие неприемлемо. Но во всем остальном - в сокрушении всего и вся, что делает возможным всякое неравенство и качественное различие людей - товарищ коммунист и господин доллар полностью сходятся.


Я не знаю, были ли у Маркса связи с дельцами из Сити. Пока нет документальных доказательств, что Первый Коминтерн создавался на деньги Ротшильдов. Но связь левацкого и коммунистического движения с лондонским Сити и с американскими финансистами засвечена так много раз и так основательно, что мы практически без всяких сомнений можем утверждать, что мировое коммунистическое движение и левацкое мировоззрение с самого начала были только инструментом финансового капитала для сокрушения прежнего мира и для расчистки дороги к мировому гоподству финансового капитала. И, очевидно, такое положение дел сохраняется и сегодня - иначе объяснить происходящее в мире и в Европе и понять причины всеобщего господства левацкого мировоззрения в Европе и США, где уже давно господствует финансовый капитал - невозможно.      
runo_lj: (Default)
Мы можем найти тысячи конспирологических ниточек, заговоров и тайных операций в истории, предшествовавшей падению России и Германии. Да, конечно, Японию финансировали американские и английские банки, и именно они помогли ей в короткий срок перевооружиться и превратиться из изоляционистской периферийной азиатской страны в милитаристскую агрессивную империю, которая смогла одержать в 1905 году военную победу над своим могущественным северным соседом. Безусловно, Троцкого спонсировали американские финансовые круги, и именно благодаря им он и другие левые сумели эффективно действовать в Европе и в России. Конечно, ниточки февральского заговора 1917 года тянулись в Лондон и Париж. И нет сомнений, что перевооружению Третьего Рейха и Совдепии способствовали все те же примерно финансовые круги.

Но за всеми этими частностями и деталями мы не должны терять понимание главного - в течение спокойного, блестящего, культурного и гуманного 19-го в мире сформировался новый могущественный центр силы - центр финансового капитализма. И в какой-то момент этот центр заявил о своих притязаниях на мировое господство и переустройство всего мира под себя, что и вызвало две мировые бойни, революции и перевороты по всей Европе и формирование совершенно иного мира. И центр этого мира находился в Лондоне. Вот в чем состояла главная сила Великобритании, а вовсе не в каком-то там тайном масонстве, особой гениальности британской элиты, целомудренности ее Королевы и Королей или военных достоинствах британской армии и флота.

Российская Империя была вполне нормальным, цивилизованным и европейским государством (рекомендую для понимания этого факта ознакомиться с книгой того же Волкова "Почему РФ - еще не Россия"). Германия была неоспоримым и признанным лидером европейской культуры и науки. И обе эти державы обладали, пожалуй, лучшими в Европе и в мире армиями, офицерами и солдатами. Но обе они в итоге проиграли - потому что сила, которая им противостояла и которая была сосредоточена на лондонских биржах, оказалась могущественнее армий, науки и культуры. И именно за этой силой было будущее истории. И поэтому Лондон - грязный, вонючий, наполненный флегматичными и туповатыми англичанами,  - казался светочем прогресса и свободы, а Германия и Россия представали отсталыми и "реакционными". Дело вовсе не в каких-то особых либеральных свободах, которых в 19-м веке в Англии еще вовсе не было. И не в прогрессе или науке, в которых Германия превосходила Великобританию на две головы. И не в культуре, в которой Германия и Россия в 19-м веке также существенно превосходили Англию. Дело было всего лишь в том, что Лондон стал финансовой столицей мира - и за этим финансовым миром было будущее. 

Противопоставить этому было нечего. Ибо всюду, где возникала промышленность и банки, Лондон немедленно становился центром поклонения и притяжения. Деньги тянутся к деньгам, а вслед за деньгами свои взоры в сторону Лондона обращали мыслители, карбонарии, масоны, евреи, интеллигенция и местная буржуазия. И поэтому русская интеллигенция, буржуазия, а отчасти и бюрократия ненавидели "отсталую" и "реакционную" Россию, и боготворили прогрессивную Европу, под которой понимался прежде всего Лондон. И именно в Лондоне сидели и Герцен, и Бакунин, и Гучков. И поэтому "прогрессивные люди" России готовы были ради прогресса и "блага России" свергнуть своего Царя, который, по их мнению, был главным препятствием для прогресса, а лондонскую Королеву свергать никто даже не помышлял. И дело здесь вовсе не в масонстве, а в том, что все масонство было ориентировано на Лондон, как мусульмане ориентированы на Мекку. Именно из Лондона в то время исходил свет нового мира и нового будущего - тот самый свет, который сегодня изображен на банкноте американского доллара.


Битва за мировое господство была краткой, жуткой, отчаянной и невероятно кровавой. Но, мне представляется, что даже поклонники Третьего Рейха и Совдепии интуитивно чувствуют и понимают, что проект Третьего Рейха и Советский Проект были только отчаянными попытками пойти против истории. Пульс истории находился там, на биржах лондонского Сити, и подчинить себе этот центр нового мира было можно только политически - то есть путем военного завоевания. Но сам характер нацистского и советского режима  - тоталитарный и предельно милитаризованный - красноречиво свидетельствовал, что оба эти проекта были лишь отчаянными попытками зацепиться за кусок земли и оттуда подчинить себе "свободный мир" - мир финансового господства - отгороженный от континентальной Европы проливом Ла-Манш и Атлантическим океаном, и силой переиграть таким образом историю в свою пользу. Но история была на стороне Лодона, а затем  - по итогам Второй Мировой войны - Нью-Йорка, ибо именно там было сосредоточено могущество нового мира. Англичане, а затем американцы, смогли оседлать историю, а поэтому они могли совершать множество ошибок, или не совершать их вовсе, но они уже были обречены на победу. Ибо, как выразился однажды Черчилль в разговоре со Сталиным, "во всем самом главном я уже договорился с дьяволом, и теперь все зависит только от нас". 

Волков этого не понимает. В указанной книге он пишет: "Рассматривая государственность как образчик определённого внутреннего строя, уместно задаться вопросом: мог ли он вообще не пасть в условиях, когда под влиянием мутаций, распространившихся в конце ХVIII столетия, началось крушение традиционного порядка в мире, каковой процесс завершился в начале ХХ в. с Первой мировой войной (речь идёт о феномене смены существовавших тысячелетия монархических режимов демократическими и тоталитарными)? Вопрос открытый". Для Волкова все перемены в Европы, связанные с формированием нового финансово-промышленного мира с центром в Лондоне, есть только череда каких-то непонятных мутаций. Мы не знаем, как пошла бы история, если бы Россия устояла в 1917 году. Вполне возможно, что, если бы Россия одержала победу в Первой мировой войне и получила проливы, русский рубль, со времен реформы Витте обеспеченный золотом, позволил бы России сформировать какую-то свою финансовую империю, которая смогла бы конкурировать с лондонским Сити. Но мы должны признать, что Россия проиграла еще до того, как раздались выстрелы в Сараево, с которых началась Первая мировая война - ибо на тот момент ничего в экономическом и социальном строе России не позволяло ей претендовать на роль лидера нового мира, и даже понимания того, что происходит в мире, в России не было. Нет этого понимания у Волкова даже сегодня, спустя сто лет с момента крушения дорогого для него дворянского русского мира.  


Не понимает этого и Галковский, который повсюду вылавливает масонов и британских агентов, но не может объяснить, почему деятельность всей этой британской агентуры была столь эффективна в Санкт-Петербурге, а в самом Лондоне ничего подобного представить себе было невозможно.                    
runo_lj: (Default)
Проблема и Волкова, и Галковского, как мне представляется, состоит в том, что оба они культурно и, так сказать, ментально живут 19-м веком - когда на мировой арене действовали "классические" государства и империи, когда у власти находились земельные по своему происхождению аристократии, которые осуществляли управление своими империями и творили культуру. 20-й век для обоих из них остается чем-то чуждым и непонятным, каким-то досадным и "неправильным" зигзагом истории. И хотя Галковский и пытается как-то осмыслить феномен "информационного общества" и даже пытается овладеть его техниками - фундаментальные перемены в мире, случившиеся в 20-м веке, ему внутренне чужды.


При этом Волков в данном конкретном споре старается придерживаться, как ему кажется, позиции "здорового скепсиса" и явно недооценивает возможности государства как особого рода структуированной иерархичной социальной суперсистемы. Конечно, большевики и Сталин не были сверхлюдьми, и во многом они были обычными заурядными политическими авантюристами. Тем менее мы можем заподозрить в наличии каких-то выдающихся качеств или гениальных способностей кремлевских старцев из советского Политбюро. Но обладание властью и государственным аппаратом, возможность распоряжаться колоссальными ресурсами огромной страны позволяло им управлять масштабными социальными, политическими и культурными процессами. И не только в самой Совдепии. Владение ключами от Коминтерна позволило Сталину также существенно влиять на политику Европы и всего мира. И, скажем, в сталинском ГПУ тоже, наверное, работали обычные профессионалы, а не суперагенты, но дотянуться они смогли даже до Мексики - преодолев все границы и все преграды.

То, что в Совдепии, несмотря на жесточайший государственный контроль и на присутствие государства во всех сферах общества - которые, сферы, во многом и были выстроены все тем же советским государством - в итоге начались неконтролируемые процессы распада, связано вовсе не с тем, что государство в принципе не способно управлять социальными процессами, а с тем, что вся социальная и экономическая реальность Совдепии, выстроенная по коммунистическим левацким рецептам, была противоестественной. И держаться такая реальность могла только при условии постоянного насилия и террора со стороны государства. Но как только террор прекратился и тиски государственного насилия после смерти Сталина немного ослабли - природа социальная и человеческая немедленно взяли свое, и подчинить ее советское государство было не в состоянии. Ну скажем, невозможно было что-то поделать с советской бесхозяйственностью и воровством  - потому что эти явления были связаны с фундаментальными основами всей экономической системы Совдепии. А значит, Совдепия была обречена проиграть экономическую, военную и пропагандистскую гонку с Западом. А управлять с помощью террора и насилия, как при Сталине, советская элита уже не могла и не хотела. Поэтому в какой-то момент Совдепия просто пошла в разнос - так как невозможно идти против природы слишком долго.

Галковский же, напротив, чрезмерно преувеличивает возможности элит в управлении социальными, политическими и культурными процессами, и склонен чуть ли не обожествлять эти элиты, придавая им в своей конспирологии какие-то мистические сверхъестественные и супергениальные черты. Но западные элиты могущественны не столько потому, что обладают какими-то тайными или невероятными знаниями, а потому что они не пытаются идти против человеческой природы и истории, а просто направляют и корректируют социальные, политические и культурные процессы, происходящие в отдельных странах и в мире в целом, в нужную им сторону. И один из важнейших из этих процессов - который одинаково игнорируют и Волков, и Галковский, - состоит в формировании особого типа производства и особого способа управления и перераспределения благ - в формировании финансово-промышленного капитализма и соответствующих элит.

Именно с этим процессом связаны все потрясения и перемены в 20 веке и в современности. Как только производство основных благ перешло из аграрного сектора в промышленный - мир земельной аристократии и все, что с ним было связано: культура, общественные отношения, политика и дипломатия - немедленно "поплыл". А когда начал формироваться финансовый мир, который по сути управлял созданием и распределением благ в самой промышленности и в аграрном производстве - этот мир земельной аристократии и дворянской культуры просто рухнул. Ибо финансы не знают границ, не знают наций и народов, не знают никакой аристократии и никаких иных ценностей, помимо бесконечного приумножения своей сути  - то есть беспрерывного обогащения и приумножения самих финансов. И отныне тот, кто управлял финансами - тот управлял и миром. Никакие государства, армии, культуры и церкви ничего не могли противопоставить этому новому могущественному центру силы. Отныне Лондон, а позднее Нью-Йорк - где расположены крупнейшие мировые финансовые центры - стали символами свободы, процветания, прогресса и будущего человечества.


Конечно, глупо думать, что этот процесс формирования финансового капитализма был как-то спланирован и реализован какими-нибудь масонами или жидами. Это был совершенно естественный исторический процесс, а масоны, жиды, британские элиты, коммунисты и все-все прочие были подчинены этому историческому процессу, пытаясь как-то его поставить себе на службу и выиграть от него. И англосаксы стерли в порошок Германию и Россию и подчинили себе весь мир только потому, что они сумели поставить этот процесс себе на службу, а вовсе не благодаря какому-то загадочному масонству или какой-то гениальной политике своих элит. Тот, кто сумел первым оседлать этот естественный исторический процесс - тот, конечно, и оказался впереди всех остальных, тот и стал лидером человечества и мировой истории. Ведь отныне сама история начала работать на них и в их пользу.


Но вот сути этого процесса ни Волков, ни Галковский совершенно не понимают, и полностью его игнорируют, продолжая смотреть на мир из ушедшего навсегда в прошлое 19-го аристократического мира классических государств и империй.  
    
runo_lj: (Default)
А теперь обратимся к позиции Галковского. Но прежде всего, наверное, нужно открыть небольшой секрет - значительная часть построений Галковского в том, что касается Англии, масонов и прочего, является плагиатом. Масоны, карбонарии, криптоевреи, подчиненные интересам Британии - все это мы находим в романах «Конингсби» («Coningsby or the New Generations», 1844) и «Танкред» («Tancred, or the new Crusade», 1847), принадлежащих перу британского премьер-министра 19 века Дизраэли. Галковский лишь накопал фатический материал, распространил эту концепцию на прошлое (историю Китая, например) и дальнейшую историю (историю большевизма) и изложил все это своим языком.

Но в романах Дизраэли центральным персонажем являются не масоны и не карбонарии, а некто Сидония, образ которого списан Дизраэли со своего современника - Лионеля Ротшильда. И вот в этом смысле Галковский напоминает марксистов - те много чего писали о промышленных капиталистах, но практически ничего о финансовом капитале, и Галковский точно так же представляет Новую историю как результат заговоров и интриг Великобритании, но практически ничего не сообщает нам о новой элите, возникшей в Великобритании и в Европе в 18-19 веке - финансовой олигархии. К числу которой, конечно же, принадлежали и Ротшильды, которые фактически основали первую в мире транснациональную финансовую банковскую корпорацию. У Галковского главными и единственными актерами в истории являются государства - точнее сказать, элиты европейских государств и США. Это британская элита создала мировое масонство и через него управляла идеологическими, культурными и политическими процессами в Европе. Она же, британская элита, создала евреев, и она же запустила в Европе и в мире коммунизм. А всякие там финансисты - это только такие же инструменты в руках некоей загадочной и всемогущей британской элиты, и при желании и необходимости британская элита сотрет финансовую империю Сити в порошок.

Очевидно, это не так. Финансово-торговая олигархия Великобритании очень рано - еще со времени создания Ост-Индской компании - выступает как вполне самостоятельная и весьма могущественная сила, которая уже сама во многом формировала политику Великобритании. Скажем, именно Ост-Индская компания фактически проводила колонизацию Индии и восточных государств, она же была главным организатором колонизации Америки. И именно эта компания и составляла могущество Великобритании - прежде всего, в сфере мировой торговли. А чуть позднее начинает формироваться и новый тип олигархии - финансовой, видным представителем которой и были Ротшильды. Но, в  отличие от торговой империи Ост-Индской компании, которой требовался государственный флот Великобритании и дипломатическая поддержка государства, империя Ротшильдов вовсе не нуждалась в такой поддержке. Ротшильды одинаково хорошо чувствовали себя и в Лондоне, и в Париже, и в Вене, и во Франкфурте. И интересы империи Ротшильдов вовсе уже не были так тесно связаны с интересами Великобритании или элит других государств того времени. Финансовые империи были во многом вполне себе самодостаточными, и теперь уже сами могли диктовать свои условия элитам отдельных государств и проводить свою политику.

И, строго говоря, понять миграционную политику в современной Европе и США  - а именно с этого начался спор между Волковым и Галковским - как и многие другие процессы, происходящие сейчас в мире, невозможно без учета факта появления и существования этой особой транснациональной и космополитичной мировой элиты. Волков не понимает, почему в Европе проводится такая миграционная политика, и объясняет ее тем, что европейские элиты не способны контролировать этот объективный социальный процесс или же просто чего-то не понимают. Конечно, это не так - все европейские элиты прекрасно понимают и вполне управляют этим процессом. Галковский же (и вторящий ему идиотик Богемик) свято верят, что европейская элита знает, что делает, и все, что она делает, ведет только к прогрессу и процветанию европейских народов - и выглядит при этом совершенно глупо и бледно. То Галковский уверяет публику, что миллионы мигрантов просто займут нижние страты общества, а белые европейцы превратятся в расу господ - немногочисленную, но получающую максимальную пользу от такого положения дел. Но при этом он не может объяснить, почему мигранты постепенно все-таки занимают все более высокое положение в обществе - так что негр, например, становится президентом США. То он что-то там лопочет о том, что в век компьютеров и роботов многочисленное население вовсе не нужно -  на что ему резонно указывают, что в таком случае не были бы нужны и миллионы негров и азиатов в Европе и США.


Но кто вообще сказал, что для современной европейской и американской элиты интересы белого среднего класса являются приоритетными? Эти элиты теснейшим образом сегодня связаны с финансовой олигархией, а для той отдельные народы и нации  - особенно белые и развитые - скорее являются недостатком, нежели ценностью - ибо для глобальной транснациональной элиты нужен глобальный и безнациональный мир, глобальное безнациональное человечество. И очевидно, что миграционная политика в Европе и имеет в виду именно это - демонтаж наций и стирание национальных границ. Для современных элит абсолютно безразлично, кто будет работать в банках или на автозаправках - белые, черные или цветные. Нации и народы для них уже давно никакой ценностью не являются. И поэтому если в Германии или во Франции вместо немцев и французов будут жить потомки выходцев из Турции или Северной Африки - для современных элит мало что изменится. Скорее даже, они видят в этом плюс. И поэтому демонтаж белого среднего класса не представляет для современных элит никакой проблемы.      
runo_lj: (Default)
Таким образом, мы видим, что властные элиты, в руках которых находится госаппарат и ключи к основным социально-культурным структурам общества, обладают довольно серьезными возможностями влиять на многие социальные, демографические и культурные процессы. И если уже в 17 веке этот государственный монстр для Гоббса предстал в виде могущественного Левиафана, то в 21 веке техника управления и контроля многократно возросла в своих возможностях. Безусловно, эта техника в США серьезно отличается от техники управления, применяемой в Северной Корее. Но не нужно думать, что американская элита контролирует развитие США хуже, чем северокорейские чучхеисты.


Вопрос о том, может ли элита проводить какую-то политику на протяжении нескольких поколений, также разрешается достаточно просто: конечно, может, если в элите существует какая-то преемственность - политическая, культурная, мировоззренческая. Российская Империя вела войну на Кавказе в течение 100 лет. За это время сменилось 4-5 поколений - как в самой элите, так и в управлемом ею народе, но политика оставалась той же. Менялось вооружение, подходы, техника войны - но политика на протяжении ста лет оставалась неизменной. То есть столь могущественные социальные образования, как государства, вполне метафорически могут быть сравнены с какой-то личностью, которая действует поверх миллионов жизней нескольких поколений. И если в элите не происходит каких-то радикальных перемен - как это случилось, например, в России в 1917 году, то мы будем наблюдать - несмотря на все перемены - определенную преемственность в политике. И в Совдепии мы также видим совершенно четкую преемственность  - скажем, в вопросе о частной собственности, пока та же элита не отказалась от строительства социализма в отдельно взятой стране.


Конечно, во внешней политике все несколько сложнее - и связано это исключительно с тем, что здесь Левиафан встречается с такими же Левиафанами, и Левиафанов здесь несколько, и все они действуют относительно независимо друг от друга, стремясь сожрать или погубить других Левиафанов. Поэтому дипломатические расклады в 19 веке и в самом деле могли измениться за каждые 10-15 лет весьма существенно. Пока один Левиафан не подчинит все остальные.

Но в 20-м веке именно это и произошло. Германия, Россия, Австро-Венгрия, Франция были либо выведены из цивилизации, либо уничтожены, либо же подчинены Англии и США - то есть подчинены их элитам. Кроме того, теперь национальные элиты, судя по всему, уже вовсе не настолько свободны в проведении внутренней и внешней политики - так как с 18 века начинается формирование совершенно нового типа элиты: космополитичной и действующей поверх всяких границ - мировой финансовой элиты. И управление финансами теперь позволяет с невероятной легкостью определять, где рождаемость повысится, а где понизится, где начнется рост, а где замедление, а можно при желании даже спровоцировать глобальный кризис - политический или экономический.  

Вот эта новая элита на самом деле и представляет наибольший интерес.       
runo_lj: (Default)
Начну, пожалуй, с Волкова. Человек этот давно и много занимается изучением элит, хорошо владеет исторической фактурой, а потому его мнение нельзя назвать беспочвенным. Но это вовсе не значит, что оно верно. Позиция Волкова сводится к следующему:
Я имел в виду, что базовые соц.процессы (касающиеся соц.структуры и демографии), проходящие на протяжении жизни как минимум пары поколений, бывают обусловлены человеческой природой и самыми общими обстоятельствами развития (НТП), которые никем «специально» придуманы быть не могут. Люди, объясняющие естественные процессы, идущие на протяжении сотен лет, действиями злонамеренной группы лиц, готовы и Господа Бога в масоны зачислить.
Ну что ж, давайте возьмем "базовые социальные процессы" - в частности, социальную структуру и демографию. Я полагаю, что даже г-н Волков не будет отрицать, что структура советского общества в значительной степени (а местами и полностью) выстраивалась сверху и под заранее определенный план. Например, класс свободных предпринимателей и свободного крестьянства был в Совдепии в достаточно короткий срок ликвидирован полностью (не говоря уже о дворянстве). И для этого понадобилось только отменить институт частной собственности и последовательно на протяжении двух-трех десятилетий проводить соответствующую политику. Соответственно, и новые классы, которые возникали в Совдепии (скажем, класс партийной номенклатуры) формировались в значительной степени по решению немногих лидеров Совдепии. Скажем, достаточно было принять товарищу Сталину соответствующее решение - и произошло резкое расширение класса партийных служащих (т.н. "сталинский призыв"). Принял товарищ Сталин другое решение - и ряды этого партийного класса существенно обновились - старые кадры уничтожались, а на их место пришли партийцы с мест - совершенно иного социального и этнического происхождения.  И эти социальные процессы были весьма существенны для развития всего советского общества. И все они были запущены сверху - Сталиным и небольшим кругом его ближайших соратников, которые тогда и составляли элиту Совдепии. Что в этих важнейших для истории Совдепии процессах было обусловлено "человеческой природой и НТП"? Ровным счетом ничего - все это было задумано и осуществлено достаточно узким кругом советской элиты.

Впрочем, далее Волков пишет, что  "если вообще говорить об «ответственности», то несут ее немногие лица, такие решения (в т.ч. и влияющие на комплектование элиты) принимающие". Но ведь именно так всегда и происходит. Любое общество всегда имеет некую иерархию, где есть несколько людей, обладающих высшим в данном обществе статусом - в том числе и властным. И, видимо, именно эти люди и определяют во многом не только процессы формирования всех остальных этажей власти (скажем, путем официального назначения или утверждения министров), но и они же принимают ключевые политические решения, способные оказать на общество и происходящие в нем процессы решающее влияние - причем во всех сферах общественной жизни. Так что мешает этим людям обсудить возможные решения и прийти к какой-то общей точке зрения? Ровным счетом ничего. За каждым из этих людей стоит десяток влиятельных людей - политиков, ученых, чиновников, культурных деятелей. А за каждым из этого десятка - сотни и тысячи нижестоящих людей. И все эти сообщества структурированы и особым образом организованы - через чиновную иерархию, через систему властных ресурсов, через определенные культурно-идеологические связи, законы и так далее. И поэтому даже десяток людей из числа суперэлиты (а иногда и один - если речь идет, скажем, об абсолютной монархии или диктатуре типа сталинской) могут управлять всем обществом, определяя основные направления его развития. 

Все остальные политические, государственные, идеологические, культурные механизмы общества находятся в их управлении  - в достаточной степени, чтобы они могли направлять развитие общества по своему усмотрению. Ну, взять, например, ту же Сталинскую Совдепии. Ведь хорошо известно, что Сталин лично направлял развитие советского кинематографа, и точно так же он направлял советскую литературу. А значит, всего один человек решал, чем будут жить миллионы советских, какие образы и смыслы будут им транлироваться с советских экранов и книг. Делал он это, конечно, не напрямую - для этого у него был государственный аппарат, союз писателей и т.д. Но через эти структуры он задавал и создавал целое культурное явление - т.н. сталинский советский классицизм. Механизмы подобных властных решений в Европе и США, конечно, другие - но тем не менее они существуют и там.

Но подобные возможности мы находим и в прошлом. Насколько, например, "естественным историческим процессом" можно назвать появление европеизированного класса русского дворянства, каким мы его находим в 19 веке? Ведь известно, как это все делалось и создавалось Петром - через рубку бород, через насильственное надевание париков и европейской одежды, через комплекс мер по перенятию европейских образцов. И все это случилось благодаря замыслу и воли одного человек - Петра Первого, и узкого круга его ближайших единомышленников. Но и русская крестьянская община, о которой так любили рассуждать толстовцы и прочие социалисты - тоже в значительной степени являлась результатом целенаправленной политики государства, когда в фискальных целях она была закреплена и заморожена. А русское пьянство? Ведь сегодня тоже не секрет, что система питейных заведений, где продавалась относительно недорогая и крепкая водка - это результат фискальной государственной политики, как и сама водка была вовсе не изобретением русского народа (в бытовых условиях произвести ее в то время было просто невозможно). И в результате жизнь целого народа и его быт были во многом определены достаточно конкретными решениями узкого круга властвующей элиты. 


Демография. Здесь я также могу привести множество примеров в пользу взгляда, что демографическими процессами - особенно в наше время - вполне можно управлять. Берем для примера интервью россиянского демографа некоего Переведенцева шестилетней давности и читаем:
В 1981 году было постановление ЦК КПСС и советского правительства, направленное на повышение рождаемости. Оно дало заметный результат - за два года рождаемость поднялась на 10%.
Вот так-то. То есть узкий круг советской элиты принимает некий документ. Всего лишь. И чере два года  - о чудо! - "естественные процессы" потекли вспять - и рождаемость повысилась на 10 процентов (феноменальная цифра). Как это возможно? А точно так же - начинают крутиться огромные социальные механизмы в нужную сторону. Под это постановление для его реализации принимается куча других решений и бумажек нижестоящими органами, выделяются средства, корректируется социальная политика и политика в области здравоохранения, проводится соответствующая пропагандистско-культурная работа - и результат есть. А уж в современных условиях регулирование рождаемости и вовсе вполне себе управляемый процесс, и он уже давно вполне официально входит в повестку дня мировой элиты.


А с миграционной политикой - все еще проще. Наверное, совсем наивно думать, что тысячи гастарбайтеров, пересекающих границы вполне дееспособных государств, устраивающихся на работу и получающих пособие - это какой-то стихийный неуправляемый процесс. Очевидно, что это не так, и все процессы, cвязанные с миграцией, жестко контролируются правящей элитой. Вот что, например, сообщает тот же Переведенцев в том же интервью:
Путин, как бы к нему ни относиться, хорошо понимает многие вещи, чего другие не понимают. В своем первом послании Федеральному собранию в 2000 году он специально остановился на этом вопросе.

"Нас, граждан России, из года в год становится все меньше и меньше. Уже несколько лет численность населения страны в среднем ежегодно уменьшается на 750 тысяч человек. И если верить прогнозам, а прогнозы основаны на реальной работе, реальной работе людей, которые в этом разбираются, этому посвятили всю свою жизнь, уже через 15 лет россиян может стать меньше на 22 миллиона человек, - говорил тогда Путин. - Я прошу вдуматься в эту цифру: седьмая часть населения страны. Если нынешняя тенденция сохранится, выживаемость нации окажется под угрозой. Нам реально грозит стать дряхлеющей нацией. Сегодня демографическая ситуация - одна из тревожных".

Это он сказал с подачи демографов. Но раньше ни один из наших руководителей вообще ничего об этом не знал, не говорил, не понимал. Так что в самом высшем руководстве эту проблему понимают, но есть странности: ближайшие помощники президента держатся совсем иных представлений.

Я - специалист по миграции, и миграционную политику в России определяет администрация президента и конкретно Виктор Петрович Иванов, генерал ФСБ. 20 февраля газета "Вельт" опубликовала интервью с ним, где он сказал, что "нас пытаются убедить компенсировать естественную убыль населения России мигрантами, но я против этого".

Иванов был заместителем руководителя администрации президента, а теперь он - советник президента.

В марте 2005 года было специальное заседание Совета безопасности России по миграционной политике, где Путин предложил поменять внешнюю миграционную политику на прямо противоположную. Вместо того чтобы не пускать в страну - привлекать, помогать устраиваться, адаптироваться, интегрироваться в принимающее сообщество. Прошло полтора года, и практически ничего не сделано.

Итак, до марта 2005 года въезд гастарбайтеров был ограничен. А потом принимается противоположное решение - Путиным, Ивановым и узким кругом элиты Эрэфии. И миграционная политика резко меняется. Не заметить это невозможно. Сегодня узбеки и киргизы на всех улицах, им предоставляют документы, гражданство, устраивают их на работу. И сами они это чувствуют очень хорошо - еще несколько лет назад гастарбайтеры были забитыми чурками, а сегодня они уже расхаживают по улицам со своими семействами так, словно бы они здесь жили всегда. Так как чувствуют и понимают, что за ними теперь стоит весь госаппарат Эрэфии.


Напротив, до 2005 года в Эрэфии было множество антимигрантских настроений, чурок нередко убивали. А потом потихоньку все радикальные националистические организации просто зачистили - распутили и запретили ДПНИ и прочие подобные структуры. Все. Принято решение - и колесики закрутились.  Примут другое решение  - и все кардинально изменится. 
runo_lj: (Default)
Любопытный документ. История появления этой книги, как и ее содержание, конечно, вызывает вопросы и определенные сомнения. В том смысле, что Хаим Раковский и в самом деле дал подобные показания в тюрьме НКВД, а все это не выдумано кем-то. Ну что-то вроде "Протоколов сионских мудрецов" - о подлинности или фальсификаторском характере которых спорят до сих пор. 

Тем не менее - кто бы ни стоял за созданием и выпуском этой книги в 1952 году: Сталин, левые или правые круги в Испании, - она представляет определенный интерес. Скажем, меня всегда поражало, что в четырех томах "Капитала" Маркса-Энгельса практически ничего не говорится о финансовом капитале. Центральная фигура "Капитала" - это капиталист-производитель, капиталист-заводчик. Маркс подробно рассматривает вопрос о сущности денег, всюду анализирует круговорот Деньги-Товар-Деньги, всячески ругает фабрикантов, но нигде, практически нигде и ничего не говорит о банковском и финансовом капитале! Это просто поразительно! Хотя казалось бы, раз уж речь идет о капитале, то в первую очередь и нужно подробно рассмотреть роль и сущность банковского и финансового капитала - в конце концов наличием этого именно капитала и характеризуется эпоха капитализма.


То, что все учение Маркса является идеологической махинацией, созданной специально и сознательно в целях натравливания рабочих на заводчиков и для создания социальной базы для разрушительных идей коммунизма - для меня всегда было очевидно, уже сразу после прочтения первого тома "Капитала" (в частности, о несуразности всей марксистcкой политэкономии я уже писал). И то, что Маркс так старательно обходит стороной вопрос о сущности и роли финансового капитала, конечно, не случайно. Отсюда возникает вполне резонное предположение, что Маркс был агентом этого самого финансового капитала - сознательным и уполномоченным (то есть и в самом деле имевшим связи с определенными финансовыми кругами Лондона, Европы и США), или добровольно-бессознательным. Понятно, что здесь далеко не последнюю роль играет еврейство Маркса (как и большинства лидеров Коминтерна и коммунистического движения) - ведь даже в истории первоначального накопления капитала марксисты старательно обходят стороной историю еврейства, которое на протяжении веков почти единственно и занималось накопительством и ростовщическими махинациями, не говоря уже об истории Ротшильдов и прочих еврейских финансовых магнатов Нового времени. Что вполне позволяет говорить о том, что коммунистическое движение в Европе было инспирировано тем самым финансовым капиталом. 

Но здесь мы уже входим в конспирологию - то есть возникает вопрос, насколько, воообще говоря, элиты - в том числе и финансовая мировая элита - может управлять социальными и политическими процессами в мире и в отдельных странах. По этом поводу, кстати, историк Волков и литератор Галковский обменялись парой репликой - Волков фактически раскритиковал конспирологические теории Галковского, Галковский вполне в своем стиле нанес ответный ядовидый укус

Вот по поводу всех этих вещей мне и хотелось бы поразмышлять. 
runo_lj: (Default)
Любопытный материал.  

Оригинал взят у [livejournal.com profile] ruslan63 в то ли Урия Либерман, то ли Флекенштейн.
Почему я считал Андропова шпионом...

Почему я считал Андропова шпионом...



Вердыш А.В.

Это сейчас стали известны подробности истиной биографии Юрия Андропова. И его еврейское происхождение, и фамилия - то ли Урия Либерман, то ли Флекенштейн. И происхождения он вполне не пролетарского - папа ювелир, мама - из торгового сословия. А вот в период моей активной жизни мы того не ведали, конечно.

Я, после службы в инженерных войсках на диком Севере, прослужил в органах МВД СССР всю жизнь на таком же диком Азиатском Юге и Прикаспийском регионе, причём на оперативной -розыскной(20 лет),следственной ( 5 лет) и управленческо - аналитической работе (около 30 лет). Бывало что дважды в сутки едва - едва жив останешься, а уж когда проходило 3- 5 дней без травм и угроз для жизни, то это считалось отдыхом. А отдых был большую часть моей жизни - 3-4 часа сна на стульях или в машине, без выходных и какого - либо личного времени. Ни разу в жизни я не был в санатории или в самом вшивом доме отдыха. Зарплату нам платили копеечную. То есть была беспросветная, полная опасностей и лишений, жуткая жизнь, наполненная кровью и трупным смрадом. Только Божья Воля спасала меня от пуль, ножей, и вытаскивала трижды с того света, в отличие от множества тех моих соратников, кому не повезло (Царство Им Небесное…).


Read more... )

runo_lj: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] smelding в ЕЩЕ О СВЯЗЯХ ВИЗАНТИИ И БАЛТИЙСКОЙ РУСИ


Я  уже касался в сообществе темы об отражении событий юго-западной Прибалтики в византийских источниках. Тогда речь шла об упомянуом в византийских хрониках "крещении россов" в годы, когда речь могла идти только о крещении Рюгена - остальные сколь-либо заметные группы русов были христианами, по крайней мере, де-юре (вопрос о двоеверии и языческом сопротивлении я тут не рассматриваю).

Тогда же встал вопрос о том,  есть ли какие-то свидетельства связей между Византией и южным берегом Варяжского моря.

Хотел бы указать по крайней мере на два таких источника. Первый из них недавно освежил в моей памяти выход четвертого тома пятитомника "Древняя Русь в свете зарубежных источников"(М., 2010). Там.,помимо прочего, цитируются "Барийские анналы", в составе вторгшегося в Италию византийского войска отмечающие на втором месте после русов (то есть именно там, где византийские хрисовулы того времени обыкновенно помещали варангов)  неких "вандалов"(стр. 93). Комментатор (А.В. Назаренко) в сноске сначала утверждает, что так называли "западных славян", а потом недоуменно заключает"что за славяне могли участвовать в византийском войске, неясно". в отношении первого он не то ошибается, не то лукавит, стараясь избежать и намека на упоминание балтийских вендов - именно их, а не расплывчатых "западных славян" называли вандалами средневековые книжники. Чехов и словаков так, насколько мне известно, не называли, на поляков же название вандалов распространилось не раньше, чем владыки Кракова подчинили себе вендов-поморян. Их очевидное тождество с "варангами" не должно нас здесь занимать.
Для нас тут совершенно ясно одно - в войске Византии, причем в немалом количестве, присутствовали балтийские славяне. и это факт, прямое сообщение источника.

Барийские анналы возникли в первой половине  XI века. Ближе к концу того же столетия Адам Бременский (кстати, также именовавший вендов вандалами) отмечает в городе Юмна (он же Волын) присутствие значительного количества греков и даже некий "греческий огонь" (фрагмент, еще не получивший однозначного толкования - обыкновенно тут подразумевают маяк).

Итак, уже в XI веке контакты между балтийскими вендами и Византией очевидны. В императорской армии присутствуют, и отнюдь не в малом количестве, воины-венды. В то же время в торговых городах "поморья Варяжского в Кашубах", говоря словами летописи, присутствует столь же заметное количество греческих купцов. 

runo_lj: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] d_zykin в Информация от С.Г. Кара-Мурзы
цитата из его статьи

"В 1913 году в России вышло 34 тыс. названий книг тиражом 133 млн. экземпляров. Это почти столько же книг, сколько в Англии, Франции и США вместе взятых (35,4 тыс. названий). http://sg-karamurza.livejournal.com/67133.html"

Вот вам и "безграмотная лапотная" Россия.

runo_lj: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] slovenorus14 в Об отношениях Александра Невского с Ордой
В апреле 2012 года исполняется 770 лет одному из самых известных и великих событий нашей Истории - победе Русских войск над крестоносцами в битве на Чудском озере, получившей название Ледового побоища. Всем известно имя победителя – новгородского (впоследствии великого владимирского) князя Александра Ярославича. На сегодняшний день фактическая сторона этого события, как и в целом политика князя Александра по отношению к Западу, несмотря на различные оценки и симпатии, хорошо известны и оцениваются в общем достаточно объективно, чего к сожалению не скажешь об отношениях Александра Невского с Ордой. С подачи наших евразийских «друзей» вокруг темы взаимоотношений Александра с татаро-монголами образовалось множество спекуляций и небылиц. Чего стоит одна только, запущенная Гумилёвым байка об «усыновлении» Александра Батыем» (или как вариант «братание» его с Сартаком)... И это ещё не самое главное в пресловутой «евразийской теории»: всем известно одно из основных положений евразийщины о якобы имевшем место «союзе» Руси с Ордой, где Александру отводится ключевая роль.   
В частности, очень часто приходится слышать, ставшие модными, высказывания о том, что именно Александр Невский был тем князем, во время правления и при непосредственном участии которого было установлено ордынское иго! При этом одни (евразийцы) называют его «создателем «союза» Руси и Орды» и оценивают это со знаком «плюс», другие (либералы и «национал»-демократы) обвиняют Св. князя Александра Невского в «протатарской» политике и «пособничестве» завоевателям, но по сути позиция и тех и других заключается в том что, что главным виновником установления ига и проводником ордынской политики на Руси представляется князь Александр. Но так ли это было на самом деле? Можно ли считать Александра «союзником/пособником Орды»? Какое отношение имеет Александр Невский к установлению ига? Была ли у Руси во второй половине XIII века реальная альтернатива той политике, которую проводил по отношению к Орде великий владимирский князь Александр и как в реальности действовал Александр Невский в условиях монгольского ига?

Read more… )

Profile

runo_lj: (Default)
runo_lj

August 2012

S M T W T F S
    1 2 3 4
56 78 9 10 11
1213 14 15 161718
19202122232425
262728293031 

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 22nd, 2017 08:50 pm
Powered by Dreamwidth Studios