Jul. 6th, 2012

runo_lj: (Default)
Основных доводов "против" такого варианта решения два, очень близких по смыслу и проистекающих из одной и той же причины:

1). Обмен всегда предполагает, что он выгоден обеим сторонам, в то время как в случае обмена денег по цене средней полезности такой выгоды не возникает: мы платим за общую полезность, и если цена определяется по средней полезности, то сумма денег, которую мы обмениваем на какое-то количество товара, всегда равна общей полезности данного количества товара. То есть происходит обмен равными ценностями, эквивалентный обмен, но никакой выгоды при таком обмене покупатель не извлекает. В то же время, если ценность товара определяется предельной полезностью, выгода при обмене всегда существует - и она как раз равна т.н. потребительскому излишку. 

На это вполне можно возразить, что денежный обмен возможен как обмен эквивалентами, так как деньги своей полезности не имеют, и, обменяв деньги на товар, мы тем самым просто реализуем само предназначение денег как носителей стоимости и передаточного средства для обмена стоимостями. Тем не менее, этот довод вполне понятен и достоин более пристального рассмотрения.

2). Второй довод сводится к тому, что человек при обмене стремится не просто к выгоде, а к максимальной выгоде. В случае обмена по предельной полезности покупатель как раз достигает максимальной выгоды, складывающейcя из полезности  сохраненных денег и полезности купленного товара.

То есть оба довода сводятся к представлению, что при обмене денег на товар покупатель всегда стремится к выгоде, и к выгоде максимальной. При этом предполагается, что это условие соблюдается только в том случае, если цена определяется по предельной полезности товара. Что ж, давайте еще раз внимательно посмотрим, как и откуда возникает выгода при обмене по предельной полезности.

Допустим, что мы имеем 10 единиц товара, и при этом полезность единиц убывает следующим образом: 

Единица товара                                                 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10
Ценность единицы (в единицах полезности) 10 9  8  7  6  5  4  3  2  1

При этом примем, что полезность 1 рубля покупатель оценивает в 0,5 единиц полезности (е.п.), то есть 1 е.п. = 2 рублям.
 
Полезность 1-й единицы покупатель оценивает в 10 субъективных единиц полезности (10 е.п.). У 1-й единицы ее общая полезность равна предельной, поэтому покупатель обменяет ее только на такую сумму денег, при которой полезность денег будет равна полезности этой единицы. То есть он купит ее за 20 рублей. Здесь пока никакой выгоды не возникает, а сумма денег, уплаченная за товар, равна цене товара - 20 рублям.

Полезность 2-й единицы товара покупатель оценивает в 9 е.п. Тогда он купит две единицы товара по предельной полезности 2-й единицы, то есть при цене 18 рублей. При этом он отдаст за две единицы 36 рублей, полезность которых равна для него 18 е.п., а получит в распоряжение две единицы товара, общая полезность которых составит 10+9=19 е.п. Здесь выгода равна 1 е.п. (19-18). 

Полезность 3-й единицы равна 8 е.п. Тогда три единицы товара покупатель купит при цене 16 рублей. За три единицы он заплатит 16*3=48 рублей, а полезность этих денег будет равна 24 е.п. При этом в свое распоряжение он получит три единицы товара, общая полезность которых составит 10+9+8=27 е.п. Таким образом, покупатель отдал деньги полезностью 24 е.п., а получил взамен товар с общей полезностью 27 е.п., и его выгода составила 3 е.п.

Полезность 4-й единицы товара покупатель оценит в 7 е.п. Тогда четыре единицы он купит по полезности четвертой, то есть по цене 14 рублей. При этом он заплатит 14*4=56 рубля, полезность которых составит 28 е.п., и получит четыре единицы с общей полезностью 10+9+8+7=34 е.п. Его выгода составит 6 е.п.

Полезность 5-й единицы товара покупатель оценит в 6 е.п. Тогда пять единиц он купит по полезности пятой, то есть по цене 12 рублей. При этом он заплатит 12*5=60 рублей, полезность которых составит 30 е.п., и получит пять единиц с общей полезностью 10+9+8+7+6=40 е.п. Его выгода составит 10 е.п.

Ну и т.д. Что здесь не так? Очевидно,  что такая модель будет правильной только при том условии, что полезность денег не меняется в зависимости от их количества - и это условие Маршалл прямо оговаривает в ходе построения своей кривой спроса. Мы задали в самом начале некую полезность рубля, и потом всюду дальше считаем, что полезность рубля не меняется и остается равной 0,5 е.п. Но строго говоря, выдвигать такое условие у нас нет никаких оснований: в самом деле, почему мы приняли, что полезность товара по мере его количества уменьшается, а полезность денег, через которую мы измеряем полезность товара, остается той же самой?

Это во-первых. А во-вторых, остается совершенно неясно, почему мы вообще можем приравнять ценность рубля к какому-то количеству полезности, откуда возникает это отношения 1 рубль = 0,5 е.п. Полезность рубля должна быть как-то сначала определена, и должно быть понятно, откуда возникает это отношение. Стоимость денег, как мы выяснили ранее, является такой же субъективной величиной, как и стоимость товара, и откуда-то извне определение этой стоимости придти не может - стоимость денег мы должны рассматривать как любую другую субъективную величину, и никто, помимо самого субъекта, определить субъективную полезность денег для него не может.
runo_lj: (Default)
Покупа товара по определенной цене, определяющая спрос, по сути есть обмен одной ценности  - какого-то количества денег - на другую ценность - потребительскую ценность приобретаемого товара. В этом смысле денежный обмен, обмен денег на товар, ничем по существу не отличается от товарного обмена, обмена одного товара на другой. Но в этом обмене присутствует одна очень важная особенность: деньги своей стоимости не имеют. И поэтому прежде чем рассуждать о формировании спроса, мы как-то должны определить ценность денег для покупателя. Когда Маршалл пишет, что "ценность 9-го фунта чая покупатель оценил для себя в 12 пенсов", то эта фраза не значит ничего, пока не будет указано, на каком основании покупатель делает такое сравнение и сопоставляет ценность 12-ти пенсов с ценностью 9-го фунта чая. Деньги здесь никак не могут служить мерой потребительской ценности и полезности чая, пока полезность и ценность самих денег никак не определена.  

Но определить полезность и ценность денег мы можем только двумя способами: задав полезность денег через полезность тех товаров, которые обмениваются на деньги - то есть определив ПС денег, или задав величину тех трудовых усилий, с помощью которых были получены эти деньги - то есть определив ТС денег. До этого о спросе мы ничего сказать не можем. Но поскольку спрос предполагает сопоставление ценности денег с потребительской ценностью, то ПС денег мы задать не можем  - ведь ПС денег как раз и задается через ПС тех товаров, на которые они обмениваются, и только во время этого обмена ПС денег и определяется. Поэтому ценность денег в данном случае мы можем определить только через их ТС. И тогда покупка товара и спрос будут определяться не только потребительской стоимостью товаров, но они будут выступать как процесс и функция обмена труда на потребительскую стоимость, на удовлетворение своих потребностей.

При этом достаточно очевидно, что "полезность" денег, определяемая как ТС, будет зависеть не только от величины и характера изменения их ТС, но и от их количества: в самом деле, ТС рубля, очевидно, будет определяться не только теми усилиями, с помощью которых мы получили деньги, но и количеством денег, полученных в обмен на наш труд. То есть спрос будет зависеть от дохода, от количества денег, имеющихся в распоряжении покупателя. Как и почему Маршалл и прочие адепты экономикс умудряются строить линию спроса, совершенно не принимая во внимание доход покупателя - это просто какое-то очередное чудо экономической науки! На такие чудеса не способен ни один физик или математик, так как они понимают, что выстроить функцию двух переменных, когда одна из переменных не определена, невозможно в принципе. Но ученые экономисты, как мы уже не раз убеждались, вообще большие волшебники и мастера на чудеса науки.

Таким образом, спрос на какой-то товар будет определяться двумя линиями: линией ПС этого товара для покупателя (и это будет убывающая функция) и линией ТС денег (и эта функция будет возрастающей). То есть по существу здесь мало что отличается от обычного обмена, который мы рассматривали ранее: при обычном обмене горшечник обменивает ТС горшков на ПС вина, а теперь горшечник сначала продает горшки одному человеку, получает какое-то количество денег, стоимость которых определена для него через ТС горшков, а потом обменивает деньги на ПС вина у другого человека. В результате ТС горшков обменивается на ПС вина - но в случае денежного обмена это происходит в два акта обмена и посредством денег. 

Весь процесс подобного денежного обмена мы уже также подробно рассматривали ранее, когда изучали формирование субъективной стоимости денег. Но тогда для нас было важно понять, как в принципе формируется и определяется субъективная ценность денег. Теперь же у нас появляются конкретные вводные данные для нашей задачи:

1. Нам пока не интересно, как в точности формируется доход покупателя - то есть по какой цене и сколько, скажем, горшечник продал свои горшки. Нам лишь важно знать количество денег, которыми он располагает, и то, как меняется стоимость денег в засимости от количества денег. То есть нам достаточно просто задать функцию ТС денег для какого-то определенного количества денег.

2. Теперь мы определяем спрос, а это означает, что цену на покупаемый товар формирует сам покупатель - ведь функция спроса и есть измнение количества покупаемого товара в засимости от цены, и наоборот, то есть функция, определяемая самим субъектом-покупателем.    

И теперь нам нужно лишь разместить функцию зависимости ПС товара от его количества в одной системе координат с функцией зависимости ТС денег от их количества. Понятно, что ПС товара и ТС денег при этом мы должны откладывать по одной оси - по вертикальной, а вот количество товара и денег нам придется откладывать вместе на одной и той же горизонтальной оси. Для этого прибегнем к приему, который мы уже ранее использовали: совместим количество денег и количество товара в каком-то масштабе - тогда на одной горизонтальной линии мы сможем откладывать две величины. Для этого у нас есть все необходимое: ведь мы знаем полную потребность покупателя в данном товаре, и эта величина конечная, и мы знаем полную сумму дохода покупателя, и эта величина также конечна и принята  в данном случае за неизменную. И тогда мы получим по горизонтальной линии шкалу товар-деньги, где каждая единица покупаемого товара будет соотнесена с каким-то количеством денег (можно сделать и наборот, и соотнести каждый рубль с каким-то количеством товара - но что-то одно из этих двух должно быть принято за  единицу шкалы). 

Сначала нарисуем фукнкции ПС товара и ТС денег в предельном выражении, как функции их предельной стоимости. При этом допустим, что покупатель покупает чай и его полная потребность в чае составляет 30 фунтов, предельная полезность 1-го фунта равна 15 единицам субъективной стоимости (ПС), доход покупателя составляет 15 рублей, а предельная ТС последнего рубля равна 10 единицам субъективной стоимости (ТС). При таких условиях каждая единица горизонтальной шкалы будет равна 1 фунту чая и 0,5 рублей.

Спрос_7
И теперь мы имеем возможность учитывать не только изменение ПС товара, но и ТС денег. При этом движение по горизонтальной оси будет означать увеличение количества покупаемого товара и увеличение количества затрачиваемых денег. Понятно, что чем больше денег мы при этом будем тратить на покупку и чем меньше их у нас будет оставаться, тем большую ценность для нас будут представлять деньги, то есть тем большую ценность для нас будет представлять рубль или заданное количество денег, а последний оставшийся рубль будет иметь наибольшую ценность, равную наибольшей ТС.  
 
runo_lj: (Default)
Это правильно, я считаю. Советчину и сталинизм нужно выкорчевывать из России потихоньку. Ибо за советчиной и сталинизмом стоит только одно - полное бесправие народа перед лицом постсоветской россиянской чекистско-ментовско-чиновной олигархической сволочи. Сегодня, а не вчера. Им для этого Сралин (и реабилитация советчины) и нужны - чтобы как-то оправдать свой беспредел и свою абсолютно неподконтрольную власть сегодня.

Легким ненавязчивым пиаром прикрыть тысячи русских могил. Праздничной рекламой, как снежком, запорошить трагедию русского народа в 20-м веке. Чтобы путины и кадыровы могли и дальше жировать на всем том, что было построено за счет этих могил и этой русской трагедии.  

И, кстати сказать, между ментами из отдела "Дальний" и Сталиным и в самом деле связь самая прямая и непосредственная, ибо этот тип советского садиста и урода, кои мы видим постоянно в лице правящих чекистов и ментов, и был создан сталинской эпохой, под личным руководством товарища Сталина. И не только это, но и многое другое, что сегодня уничтожает Россию и русский народ.  

Page generated Sep. 24th, 2017 09:09 pm
Powered by Dreamwidth Studios