Jun. 27th, 2012

runo_lj: (Default)
Следующий вопрос: какова субъективная стоимость денег? Вся "буржуазная" экономическая теория на этот вопрос отвечает одинаково: субъективная стоимость денег есть величина их ПС - то есть их субъективная покупная способность, то количество ПС, которое можно на эти деньги приобрести. Среди экономистов 20-го века и современных экономистов здесь исключений нет: так считает Мизес, так считают неоклассики (кассовые остатки для них есть величина ПС), кейнсианцы, монетаристы и все прочие.

Но это было бы правильно, если бы все деньги, хранящиеся в качестве "денежных остатков" (или "кассовых отстатков") у отдельных людей и фирм, были бы денежным капиталом - то есть если бы все они были лишены трудовой стоимости. Тогда и в самом деле, если мы подводим экономический баланс за какой-то промежуток времени и обнаруживаем некую величину кассовых остатков, мы можем сделать вывод, что эти остатки есть чистый "актив", или прибыль, которую можно использовать на покупку каких-либо благ или ресурсов - то есть эти деньги являются чистой покупательской способностью. Но ведь значительную частью экономики составляют домохозяйства, для которых денежный доход сопряжен с трудовыми издержками - то есть, проще говоря, денежный доход для них поступает в качестве трудового заработка. И поэтому, какой бы промежуток времени мы ни взяли, любая сумма денег, которой обладает субъект или домохозяйство на данный момент, представляет собой не только покупную способность и ПС, но и ТС. И субъективная стоимость денег, очевидно, будет представлять собой чистый money balanсes только после того, как мы вычтем из ПС денег их ТС. Разница между ПС и ТС и будет представлять собой субъективную стоимость денег.

Совершенно непонятно, почему экономикс не учитывает "пассивную" составляющую денег - их ТС, и считает, что все люди с их денежными средствами являются предпринимателями. Строго говоря, денежный капитал и денежный процент возникает логически и исторически позже самих денег, и гораздо правильнее сначала исследовать более простую модель, перейдя потом к более сложной - то есть сначала принять, что все субъекты зарабатывают своим трудом, и только потом перейти к исследованию капиталистического производства. Именно так мы и поступим. Примем, что каждый субъект зарабатывает на жизнь собственным трудом, изучим простой и денежный обмен, и только позднее введем понятие денежного капитала и земельной ренты, а также наемного труда.


Тогда в указанном ранее графике ТС денег будет представлять собой ТС товара, который субъект произвел с помощью своего труда и который он затем продал - ну скажем, наш старый знакомый, горшечник, произвел какое-то количество горшков и потом толкнул их на рынке по какой-то цене. Сумма полученных денег, очевидно, будет иметь ту же ТС, что и проданные им горшки - ведь именно горшки он и продал, и именно эту пассивную стоимость горшков он и реализовал, получив в обмен деньги. Впрочем, заметим, что ТС горшков еще осталась не полностью реализованной - ведь у горшечника теперь вместо ТС горшков не ПС какого-то нужного и полезного для него товара, а только деньги. И чтобы окончательно реализовать пассивную трудовую стоимость горшков в потребительскую стоимость, горшечнику теперь нужно избавиться от денег и получить взамен них действительный товар - то есть товар, обладающий собственной ПС. Только на этом этапе обменный процесс будет окончательно завершен, и ТС горшков будет окончательно превращена в ПС - ну, скажем, в ПС вина, которое купит горшечник на вырученные деньги. 

В этом и только в этом и состоит весь смысл формулы Т-Д-Т. У Маркса эта формула превращается в абсолютно бессмысленную тавтологию, так как у него одна трудовая стоимость (одного товара) посредством денег обменивается на другую трудовую стоимость (другого товара)  - и при этом, как утверждает Маркс, величины ТС остаются равными, или эквивалентными. Логически и теоретически эта формула в интерпретации марксистов не имеет абсолютно никакого смысла, и она по своему содержанию похожа на долбание головой старого раввина о стену плача  - содержания в ней не больше, чем в потрясании пейсами. Смысл у этой формулы совершенно иной: сначала величина ТС одного товара, которая для продавца представляет только "пассив", обменивается на деньги, а затем деньги обмениваются на ПС другого товара, и при этом ПС уже является для покупателя активом - ведь этот товар имеет для него смысл величины пользы, полезности, удовольствия, связанного с потреблением товара. И при этом ПС выступает не только как качество товара, но и как величина, как некое количество стоимости - и эта величина сопоставляется с величиной ТС проданного товара.

Только при такой интерпретации, которую дает наша теория стоимости, эта формула приобретает вполне определенное и  ясное экономическое содержание. Здесь каждое звено этой цепочки Т-Д-Т приобретает совершенно определенный и понятный экономический смысл. Скажем, становится понятным, почему звено Т-Д остается не завершенным, и почему оно обязательно требует своего завершения в виде Д-Т - потому что только эти два звена вместе составляют полный цикл реализации ТС в ПС. Это два шага одного и того же процесса - превращения труда в удовлетворение потребностей.

Не менее ошибочными, чем марксистсткие, являются и предствления австрийцев и всей современной экономикс, в которой формула Т-Д-Т интерпретируется как обмен одной потребительской стоимости (одного товара) на другую потребительскую стоимость (другого товара). Здесь и первый товар, и деньги, и второй товар предстают только как потребительские стоимости. Правда, австрийцы и прочие уже не говорят об обмене эквивалентами и утверждают, что обмен происходит в том случае, если каждый раз ПС отдаваемого товара или денег меньше ПС того товара или денег, который получает субъект в обмен. То есть откровенной тавтологии здесь уже не происходит, но тем не менее само такое представление о сути товарного и денежного обмена является не менее ошибочным, чем марксистское - и в какой-то момент выводы, построенные на таком представлении, приводят к не менее фатальным ошибкам и безвыходному круговерчению. 

В действительности, под видом товара и денег циркулируют две стоимости - трудовая и потребительская, и ни одну из них убрать из экономического анализа мы не можем. Только тогда формула обмена Т-Д-Т приобретает экономический смысл, и мы вырываемся из круга теоретических тавтологий, нелепец и абсурда. Каждый раз товар или деньги для продавца и покупателя приобретают свой, противоположный, смысл, и каждый из них стремится, в конечном счете, реализовать пассивную ТС в актив ПС - то есть превратить свой труд в полезности, в то, что сможет удовлетворить его потребности.
runo_lj: (Default)
Идем дальше - посмотрим более точно, что, с экономической точки зрения, представляют собой величины на нашем графике.

Синия линия (X) есть линия субъективной ТС каждой дополнительный заработанной денежной единицы для горшечника. По вертикали мы откладывает некую субъективную величину оценки горшечником каждого нового заработанного рубля с точки зрения труда и затрат, а по горизонтали - количество денежный единиц, то есть рублей. То есть и по вертикали, и по горизонтали у нас отложены две величины стоимости - но по горизонтали это величина объективная, выраженная в объективных единицах стоимости - в рублях, а по вертикали это величина субъективной стоимости этих же самых рублей для горшечника. Таким образом, в нашем графике уже фактически отображена связь между субъективной и объективной стоимостью денег - теперь стоимость объективной денежной единицы мы можем выразить через субъективную стоимость, а субъективную стоимость - через объективное количество объективных денежных единиц.

От чего зависит это соотношение? Во-первых, от субъективной оценки горшечником своего труда, а во-вторых, от количества объективных денежных единиц, которые выручил горшечник от продажи своих горшков. Субъективная трудовая стоимость каждого дополнительного рубля возрастает - и возрастает она потому, что чем больше горшков производит (и продает) горшечник в пределах какого-то заданного промежутка времени, тем больших усилий ему это стоит, и поэтому каждый новый горшок и каждый новый рубль, заработанный после продажи этого горшка, будет иметь для него все более высокую субъективную ТС. В дальнейшим для простоты анализа мы можем даже принять, что горшечник работает в рамках товарного производства, то есть что он уже продает не излишки горшков, а с самого начала работает на рынок, производя горшки исключительно для продажи. Такое условие позволяет исключить из анализа потребительскую стоимость горшков для самого горшечника. По существу, если мы все же оставим в рассмотрении ПС горшков для горшечника, от этого ничего не изменится, но анализ станет не столь наглядным и будет осложнен несущественными деталями - ведь тогда горшечник, продавая излишки, просто будет их продавать по более высокой стоимости, принимая в рассчет еще и величину ПС горшков для себя самого.

Допустим, что горшечник получил от продажи горшков 14 рублей. Но, как мы уже отмечали в нашем критическом обзоре теории стоимости денег, на рынке субъективные величины оперируют под видом объективных величин - то есть какого-то объективного количества горшков и какого-то количества объективных денежных единицы. Другими словами, на рынке действуют уже объективные меновые стоимости, что, в частности означает, что горшечник в общем случае не продает 1-й горшок по какой-то одной цене, 2-й  - по другой цене и т.д. Он назначает цену для всех продаваемых им горшков, и эта цена одинакова для всех его горшков. Поэтому свои 14 рублей он мог получить только в результате продажи какого-то количества горшков по одной и той же цене. То есть количество рублей, полученных горшечником, которые мы откладываем по горизонтали, будет всегда равно какой-то функции P(г)*Q(г), где P(г)  - цена в деньгах, по которой горшечник продал свои горшки, а Q(г) - количество проданных горшков. То есть величина Q (количество вырученных рублей) по горизонтали сама есть некая функция Q=P(г)*Q(г), и эта величина будет означать объективный денежный доход горшечника от продажи своих горшков.

Понятно, что одну и ту же сумму в 14 рублей горшечник мог выручить по-разному - продавая горшки по разной цене. Скажем, он мог произвести и продать 7 горшков по цене 2 рубля за штуку, а мог продать 2 горшка по цене 7 рублей за штуку, мог продать 5 горшков по цене 2,8 рубля и т.д. Наш график никак это не отражает - он отражет ТС рубля, но не отражает ТС самих горшков. 
  
Теперь рассмотрим величину, откладываемую по вертикали. Совершенно очевидно, что горшечник ничего не может сказать о субъективной трудовой стоимости для него 2-х рублей или 14-ти рублей, пока он не знает, что он сможет потом на эти деньги купить. Оценить ТС горшков в рублях он не сможет, пока он не может сравнить эту величину с потребительской стоимостью того товара или товаров, которые он сможет приобрести на рубли. Формула Т-Д-Т приобретает смысл только в том случае, когда деньги одновременно соотнесены и с товаром слева, и с товаром справа - то есть и с ТС продаваемых горшечником горшков, и с ПС тех товаров, которые сможет купить горшечник на эти деньги. Стоимость денег становится определенной величиной только тогда, когда ее держат за ручки с обеих сторон. Сопоставить и определить ТС денег мы можем только через ПС денег, но поскольку у денег нет ни собственной ТС, ни собственной ПС, деньгам с обеих сторон нужны поводыри, которые и зададут для денег их ТС и ПС. Только тогда ТС денег станет определенной величиной - через их ПС, а ПС денег станет определенной через их ТС.

Поэтому на нашем графике синяя линия имеет смысл только при одновременном наличии на ней красной - линии потребительской стоимости товара, который горшечник сможет приобрести на деньги (понятно, что красная линия изображает уже не ПС горшков, а ПС какого-то другого товара - ну, пусть это будет то же вино). Для графика красной линии по горизонтали мы откладываем то же самое - количество рублей. А по вертикали мы уже откладываем субъективную ПС рубля, то есть ПС того товара, который сможет горшечник приобрести за деньги. При этом, аналогично рассуждениям выше, мы должны заметить, что хотя потребляет горшечник товар по единицам, и ПС каждой последующей единицы потребленного товара для него будет меньше, чем предыдущей (соответственно, и ПС рубля будет меньше), покупает товар горшечник все же по одной и той же цене - то есть за каждую единицу товара он платит одинаковую сумму денег (цену). Поэтому величина по горизонтали будет также отражать и количество денег, на которые горшечник покупает какое-то количество вина по какой-то цене. То есть Q=P(в)*Q(в), где P(в)  - цена, по которой покупает горшечник вино, а Q(в) - количество купленного вина. Соответственно, если горшечник продал горшков на 14 рублей, то эту сумму он и сможет теперь потратить на покупку вина, то есть эта сумма будет представлять собой произведение цены вина на его количество.

Таким образом, наш график приобретает смысл графика индивидуального спроса и предложения горшечника  - горшечник предлагает свой труд, заключенный в горшках, исходя из своего спроса на вино. При этом и то, и другое уже выражено через объективную меру стоимости - деньги, а субъективный спрос и предложение горшечника уже определены через понятие денежных цен.
runo_lj: (Default)
К критике наших "национал-демократов" (1)
К критике наших "национал-демократов" (2)
К критике наших "национал-демократов" (3)
Пупсики национализма
Великий русский гамбит

А давненько я чего-то наших "нацдемов" не пинал...Совсем в экономику погрузился, да. Но раздражают они меня даже не своими русофобскими закидонами, или там, прости Господи, зороастрийством, а какой-то своей непроходимой безмозглостью. Ошибки, заблуждения, крайности  - все это понятно и простительно. Но вот безмозглыми русским националистам сегодня никак быть нельзя. И именно эта безмозглость наших нацдемов, сводящаяся к какой-то примитивнейшей пошлости и плоскотности, меня в них и бесит порой. Я все понимаю - это советские люди. Даже хуже - это советская интеллигенция. А это такая дрянь, что просто тьфу. Прослойка, которой и положено было быть особенно безмозглой и всюду эту безмозглость вокруг насаждать, под видом "мысли" и "интеллекта". Но пора бы уже умнеть, ей-богу.

Дабы не уходить слишком далеко от экономической темы, процитирую один пассаж из работы А. Маршалла, где он рассуждает о трудовой силе и заработной плате (если лень читать все - можно только выделенное болдом):

§ 2. Простейшая характеристика причин, определяющих распределение национального дохода, дана французскими экономистами, непосредственно предшествовавшими Адаму Смиту, причем она основывается на специфических условиях Франции второй половины прошлого века. Размеры налогов и другой дани, взимавшихся с французского крестьянина, ограничивались иногда лишь его способностью их платить; очень немногие категории трудящихся не жили в то время на грани голода. Так, "экономисты", или "физиократы", как их называли, исходили ради простоты из посылки, что действует естественный закон народонаселения, согласно которому заработная плата работников удерживается на уровне голодного существования [ Так, Тюрго, которого в этом вопросе следует причислять к физиократам, утверждает ("Sur la Formation et Distribution des Richcsses", § VI): "Во всех видах занятий дело должно свестись и в действительности сводится к тому, что заработная плата мастерового ограничена уровнем, необходимым лишь, чтобы дать ему возможность существовать... Он зарабатывает не больше того, чем требуется, чтобы выжить (Il nе gagne que sa vie)". Однако, когда Юм указал, что подобное утверждение ведет к заключению, будто налог на заработную плату должен повысить заработную плату, и что такое заключение поэтому не согласуется с тем наблюдаемым фактом, что заработная плата часто низка там, где налоги высоки, и наоборот, ответ Тюрго (март 1767 г.) сводился к тому, что полное действие его железного закона распространяется не на короткие периоды, а лишь на долгие. См. работу Сэя "Тюрго", англ. изд., с. 53 и далее (Sау. Turgot).]. Они не считали, что это относилось ко всему трудовому населению, но исключения были столь редки, что, как им представлялось, общий смысл их допущения был правилен; это примерно то же, что начать описание формы земного шара с утверждения, что он представляет собою сплющенный сфероид, хотя некоторые горы поднимаются над его общим уровнем на целую 1/1000 его радиуса.


Read more... )

Теперь стало очевидным, что проблема распределения гораздо более трудна, чем полагали старые экономисты, и что никакое решение ее, претендующее на простоту, не может быть истинным. Большинство прежних попыток дать на нее легкий ответ в действительности представляло собой ответы на воображаемые вопросы, которые могли возникнуть не в нашем мире, а в других обществах, условия жизни в которых очень просты. Труд, затраченный в поисках ответа на эти вопросы, не был напрасен, ибо очень трудную проблему лучше всего решать, разделяя ее на части, причем каждый из этих простых вопросов содержит часть большой и трудной проблемы, которую нам надлежит решать. Воспользуемся же этим опытом и в остальной части данной главы, последовательными шагами проложим путь к пониманию общих причин, регулирующих в реальной жизни спрос на труд и капитал.

То есть. Европейские экономисты, изучая вопрос о заработной плате на протяжении нескольких веков, пришли к выводу, что практическая вся история Европы - это история постоянной и полной нищеты абсолютного большинства населения,  - не только крестьянского, но и городского. И вплоть до 18-го века население Европы жило на грани физического выживания. Причем вызвана эта нищета была невероятным высоким уровнем "налогов"  - под которыми, конечно, нужно понимать не только всякого рода прямые и косвенные денежные налоги и поборы, но и трудовые и прочие повинности. То есть уровень эксплуатации в Европе всегда был невероятно большим, что и становилось главной причиной медленного роста населения, нищеты, голодных моров и эпидемий.

Ситуация в Европе начала меняться только где-то с сер. 17 века  - когда выгоды от грабежа заморских колоний и торговли стали постепенно отражаться и на низших классах.

А теперь пусть мне г-н Крылов, или Сергеев или кто там у них самый вумный, объяснит толком, какой смысл они вкладывают, когда говорят о колониальном или азиатском способе управления в России. Вот буквально по пальцам  - что сие значит и в чем это конкретно выражается. Ведь очевидно, что сама Европа на протяжении веков управлялась совершенно дикими колониальными способами - ибо уровень эксплуатации в ней населения со стороны знати был ничуть не меньше, чем в колониях. Потом - да, железная хватка несколько ослабла, ибо гнет был частично компенсирован эксплуатацией колоний. Но это уже с 17 века примерно.

То есть пиздеть, конечно, можно все что угодно. Но по моим представлением, колониальный способ управления означает прежде всего высокий уровень гнета и эксплуатации. И если господин Крылов докажет с цифрами в руках, что гнет со стороны государства и знати в московской и имперской России на протяжении веков был на порядок или хотя бы заметно выше, чем в Европе - я с ним соглашусь.

Но для этого циферки ковырять надо, смотреть экономическую литературу и анализировать динамику роста численности населения в Европе и в России. А Крылов у нас - хфилософ. А потому ему это ненадобно. Он из хфилософического камня все свои идеи и выводы сосет.

Вот поэтому и национализм его - безмозглый. Ибо никакого знания и понимания русским о себе самих он не дает. Только идейки и идеечки. Ну, на то она и интеллигенция руссо-советская, чтобы вместо знаний идейками контрабандой торговать. Но ей-богу, одно добротное научное исследование на эту тему было бы куда полезнее для русского национализма, чем все стоны Крылова о русской азиатчине, ордынстве и проч.  

А пока что наши "национал-демократы" мыслят примерно так:

Европейская Россия – это не русские плюс европейские порядки. «Привезти сюда Европу и переломать себе по-ихнему».

Европейская Россия – это русские минус азиатские порядки. «Изгнать отсюда Орду, перестать себя ломать и зажить по-своему». Что «по прошествии известного времени» (не очень большого) АВТОМАТИЧЕСКИ даёт именно что «Европу», как даёт её везде, включая ту самую Азию.

При этом основными устроителями «азиатчины» у нас, как и везде, являются прежде всего те, чьи семейки жиркуют в шале близ Лазурного берега, а капиталы держат в Швейцарии. Что и неудивительно, так как «азиатчина» - это просто колониальные порядки, возведённые в абсолют.
О йо! Плюсик здесь, минус там. Получаем "европейскую Россию". Минус там, плюсик здесь  - получаем "азиатскую Россию". И так до бесконечности. И это, я так понимаю, и есть вся идеология наших "национал-демократов". На две извилины на троих.
Page generated Sep. 24th, 2017 09:16 pm
Powered by Dreamwidth Studios