Jun. 7th, 2012

runo_lj: (Default)
Теория стоимости (1)
Теория стоимости (2)
Теория стоимости (3)
Теория стоимости (4)
Теория стоимости (5) Разрешение австрийского парадокса
Теория стоимости (6)
Теория стоимости (7) Комментарии к формуле обмена
Теория стоимости (8) Редкие товары
Теория стоимости (9)
Теория стоимости (10)
Теория стоимости (11)
Теория стоимости (12)
Теория стоимости (13)
Теория стоимости (14)


Но вернеся к политэкономии. Формулу равновесия обмена мы определили как: y1/x1=y2/x2, где y1 - потребительская стоимость бочки вина для горшченика, x1 - трудовая стоимость 14 горшков для горшечника, y2 - потребительская стоимость 14 горшков для виноградаря, x2 - трудовая стоимость вина для виноградаря. И эта формула отражает равенство относительной выгоды обмена для обеих сторон.

Не трудно увидеть, что равновесие обмена является только частным случаем более общего равновесного процесса - процесса производства и потребления. Обмен превращает горшечника и виноградаря в некую единую хозяйственную единицу, где каждый из участников процесса в рамках своего производственного цикла в результате разделения труда получает возможность производить больше своей продукии и получать в обмен на нее товар другого производителя. Теперь труд горшечника удовлетворяет не только его собственные потребности в горшках, но и потребность в них виноградаря, а труд виноградаря обеспечивает вином и его самого, и горшечника. И производство горшков и вина теперь представляет собой некий единый производственно-потребительский цикл. И равновесие в этом цикле определяется одинаковой эффективностью труда, соотнесенное с потребностями.


Горшечник получает и потребляет вино в некой пропорции к своим затратам труда: у1/x1. И равновесие здесь возможно только в том случае, если отношение потребностей виноградаря в горшках к его труду - y2/x2 - равно такой же пропорции у горшечника. Это особенно хорошо видно, если несколько изменить исходную формулу:

y1/y2=x1/x2   

Здесь потребности горшечника в вине отнесены к потребностям виноградаря в горшках как отношение труда горшечника к труду виноградаря. И только в случае сохранения этого равенства, в едином производственно-потребительском цикле горшечника-виноградаря будет сохраняться равновесие. Если же это равнство по какой-то причине нарушится, то изменится не только пропорция обмена горшков на вино, но и произойдет дисбаланс во всем этом цикле: скажем, горшченику снова будет некуда девать свои горшки, а виноградарю свое вино.  


Мы можем представить эту формулу и в ином виде:
x1y2=x2y1
Она интересна тем, что оба множителя в левой части отнесены к одному и тому же продукту - горшкам, ведь величина x1y2 есть произведение трудовой стоимости горшков к их потребительской стоимости для виноградаря, а величина в правой части -  x2y1 - отнесена к вину и представляет собой произведение трудовой стоимости вина и его потребительской стоимости для горшечника. Можно предположить, что именно эти величины и определяют то, что обычно называется меновой стоимостью товара - и теперь 14 горшков как объективная меновая стоимость тождественна произведению двух субъективных величин x1y2, а объективная меновая стоимость бочки вина есть произведение x2y1.
* * *
В сущности, мы ввели и определили все основные понятия политэкономии, и теперь мы уже вполне можем непосредственно перейти к вопросу о том, как возникает объективная мера стоимости - деньги.  
  
runo_lj: (Default)
По сути все правильно написал. Я об этом тоже недавно писал. Все эти сопли и всхлипывания наших розовых поросят из "национал-демократов" - обычная смердяковщина, и своей обратной стороной имеет обычную русофобию.

Оригинал взят у [livejournal.com profile] nomina_obscura в post
Родовая травма национал-демократизма всех толков состоит в концепте имперского государства как навязанного сверху, по принуждению, бедным русским крестьянам чужеродного государственного организма. У Соловья чужеродность начинается с Раскола, с XVII века, у прочих национал-демократов - с Петербургского периода, с XVIII века. То есть, это минимум 300 лет до падения Империи.

Понимаете, да?

Триста лет Империя угнетает бедных русских - а они ее все строят и строят. Триста лет Империя расширяется за счет русских - а они прут и прут в новые неизведанные земли, поднимая имперские флаги над только что основанными городами. Триста лет Россия мучает-насилует русских, а русские в ответ строят все больше и больше России. "Ах, какая тюрьма! Ой, как нам тут плохо! Ах, давай построим еще больше России, чтобы нам было еще хуже, крошка! Угнетай меня, Империя, угнетай меня полностью! Ты будешь угнетать меня? Я тебя найду!".

Напрашивается естественный вывод: русские - идиоты. Как мы еще можем назвать людей, которые ТРИ СТОЛЕТИЯ рождаются, умирают, сражаются, любят и работают во славу чудовищного механизма угнетения и порабощения? Идиоты. Ебаные идиоты. Это естественный логичный вывод из концепции Империи как гигантского трехсотлетнего кнута. Отвержение имперского периода. Очернение имперского периода. Издевательство над имперским периодом нашей истории закладывает идеологический фундамент для издевательств над русским народом, который триста лет безропотно служил своим тюремщикам, делая их богаче и могущественнее, распространяя их власть все дальше и дальше.

Но есть и альтернативное мнение. Раковина не угнетает улитку. Раковина, находясь сверху улитки, служит ей и домом, и пристанищем, и защитным панцирем, в который улитка прячется в случае опасности. У каждого народа есть свои элиты, свои самые образованные, самые блестящие, самые умные и самые злые люди, которые планируют народную жизнь на десятилетия вперед, проворачивают сложные стратегические и экономические комбинации, заботятся о благе народном, потому что именно народ служит источником их силы. Само собой, что стандартное бурчание в отношении центра входит в пакет типичных разговоров всех народов всех эпох (послушайте, как в США ругают тиранию Федерального Правительства, ага, "Вот уже 300 лет Вашингтон угнетает свободолюбивых нью-йоркских крестьян!"), но только у нас из-за пропущенного страшного удара обычное бур-бур-бур стало основой взгляда на нашу государственность и историю, а блестящее, непрерывно расширявшееся европейское государство стало средоточием зла.

Вся антиимперская демагогия строится на передергиваниях и предположениях, что слушатель - идиот (и действует в основном на идиотов). Например, "Империя кормила за русский счет окраины", и приводятся цифры чудовищных инвестиций в Туркестан. То, что эти инвестиции шли на создание оросительных систем, не указывается. То, что оросительные системы нужны были для выращивание хлопка, не указывается. То, что хлопок нужен был как для нашей бурно развивавшейся текстильной промышленности, так и для ПОРОХА, не указывается. То, что отсутствие хлопка ставило любое государство в полную зависимость от тех, кто хлопок производил, потому что это ключевой компонент ключевого военного материала, также не указывается.

И дурачок мысленно представляет себе очередных кадыровых, а не грандиозные ирригационные сооружения, превращающие бесплодные пустыни в долины, цветущие ключевым стратегическим ресурсом. И дурачок отождествляет сложное и великое государство, управляемое первоклассной европейской бюрократией, с нынешними кадыровыми, и делает вывод "Так было всегда!", и лишается самого шанса установить связь с русской историей, получить от нее мудрость, опыт, знания и национальную силу. По сути, дурачок выпадает из русского народа в кетаминовую национал-демократическую национальность (про-тип: в Европе нет "национал-демократов", это специфическое россиянское изобретение).

В завершение - цитата из Энгельса, из нее видно, как Энгельс оценивает верность русских угнетавшей их Империи:


runo_lj: (Default)
Теория денег (1)
Теория денег (2)
Теория денег (3)
Теория денег (4)
Теория денег (5)
Теория денег (6)
Теория денег (7)
Теория денег (8)
Теория денег (9)
Теория денег (10)
Теория денег (11)
Теория денег (12)


Сформулировав основные принципы теории стоимости, мы теперь имеем весь необходимый понятийный инструмент для теоретического осмысления более сложных экономических явлений и отношений - денег, меновой стоимости, цены, рынка и т.д. Напомню вкратце основные положения нашей теории стоимости.

Производство и потребление - это два конечных пункта всей хозяйственной деятельности человека. Отсюда возникает два ключевых экономических понятия - трудовой (производственной) и потребительской стоимости произведенного продукта. Человек как хозяйствующий субъект всегда сопоставляет свой труд, затраченный на производство того или иного продукта, с тем результатом, который он в итоге получает - то есть с потребительскими свойствами произведенного продукта. И делает он это с помощью представлений о трудовой и потребительской стоимости продукта, которые есть для него две субъективные величины.

Величина трудовой стоимости возникает из оценки производителем того труда, усилий и времени, которые он затратил на производство продукта. А величина потребительской стоимости возникает из оценки удовольствия или пользы, которые человек получает при потреблении данного продукта. Если величина потребительской стоимости (далее ПС) превышает величину трудовой стоимости (ТС) - значит, производство этого продукта было выгодным, а разница между этими величинами есть величина полученной выгоды. Если же ПС продукта меньше его ТС - значит, производство данного продукта невыгодно.

В случае индивидуального хозяйства производителем и потребителем продукта является один и тот же хозяйствующий субъект. Но даже в рамках индивидуального хозяйства ТС и ПС уже существуют, и именно сопоставление этих двух стоимостей и является способом определения эффективности труда и хозяйственной деятельности с точки зрения выгоды. При этом сопоставление ПС и ТС есть процесс внутри самого субъекта - ведь только сам субъект может оценить величину своего труда и величину полученной пользы от произведенного им продукта. При этом ТС, говоря языком бухгалтерии, выступает в качестве отрицательной величины, в качестве "пассива", а ПС продукта предстает в качестве "актива".   

В силу закона падения предельной полезности (или закона насыщения), чем больше человек производит того или иного продукта, тем меньше становится от него полезность - то есть величина ПС продукта падает. И если в какой-то момент величина ПС становится меньше ТС, производить данный продукт становится невыгодным. И все единицы продукта, ПС которых оказывается меньше ТС, становятся для производителя "излишками". В этом случае субъект оценивает стоимость этих продуктов уже по их ТС. Но эта ТС есть стоимость пассива, которая должна быть "реализована" в актив  - то есть в ПС.

Именно отсюда возникает необходимость и желательность обмена товарами двух производителей, для которых их продукция стала "излишками". Каждый из них стремится реализовать стоимость своего продукта, то есть превратить ТС своей продукции в большую по значению ПС - а именно, в ПС стоимость чужого продукта. В ходе обмена каждый из производителей обменивает ТС своего продукта на ПС чужого продукта.

Возможность же обмена и сопоставление количества двух совершенно разных продуктов двух совершенно разных субъектов в какой-либо пропорции возникает по двум причинам: по причине тождества самих продуктов и по причине тождества субъектов. Тождество вещей самим себе позволяет выступать им одновременно в качестве ТС для производителя, и в качестве ПС для того, кто это продукт получает при обмене. Тождество же субъектов позволяет сопоставить количественно субъективную ТС своего продукта с ПС чужого. 

Таким образом стоимость предстает для нас, с одной стороны, как совершенно определенное количество какого-либо продукта - 1 бочки вина, 14 горшков, 2 метров холста, 10 мешков зерна и т.д., а с другой - как некая субъективная величина ПС или ТС для субъекта производства или потребления. И поэтому сам обмениваемый продукт предстает как объективная мера стоимости, а субъект - как субъективная мера стоимости. Стоимость есть некое объективное количество вещества, материи продукта, и в то же время некая чисто субъективная величина. Поэтому стоимость включает в себя реальное объективное вещественное содержание - совершенно определенное количество материи и вещества, и одновременно некое чисто субъективное и идеальное содержание - как величина субъективная, существующая только в голове субъекта.

Чему равна стоимость двух мешков зерна? Будучи объективной материальной вещью, два мешка зерна есть некое количество объективной стоимости. И стоимость двух мешков зерна равна двум мешкам зерна. Три мешка зерна - больше, чем два мешка, и поэтому три мешка зерна - это большая стоимость, чем два. Количество стоимости как объективной вещи есть столь же объективная величина, и величина стоимости здесь всецело подчинена объективным способам измерения и исчисления. Скажем, два мешка зерна - это стоимость, в два раза большая, чем стоимость одного мешка, а полмешка зерна  - стоимость в два раза меньшая, чем стоимость одного мешка. Количество стоимости здесь полностью задается и определяется объективным количеством вещества самого продукта. 


Но как величина субъективная, стоимость определяется и субъектом. Причем в зависимости от ситуациии субъект оценивает либо ПС продукта, либо ТС продукта, либо же их обе. Чему равна стоимость двух мешков зерна как стоимость субъективная? Она равна субъективной величине, которую определяет производитель из оценки своего труда и усилий, затраченного на производство данного количества продукта - то есть является некой субъективной величиной ТС. И она же равна некой субъективной величине пользы или удовольствия, которое субъект может получить при ее потреблении - то есть некой субъективной величиной ПС. Поэтому субъективная стоимость двух мешков зерна влючает две стоимости, в зависимости от того, кто и как оценивает этот продукт - с точки зрения производства или с точки зрения потребления. Если один субъект обменивает свой продукт на продукт другого субъекта, то собственный продукт есть для него только некая величина ТС, а для того, кто его приобретает, тот же продукт есть только некая величина ПС.

Отсюда становится понятным, что есть деньги. Деньги - это стоимость, объективная величина которой совпадает с ее субъективной (идеальной, мыслимой) величиной. 1 унция золота как деньги есть некое количество вещества золота, которое поддается объективному измерению и исчислению. Но это же количество для любых производителей и потребителей предстает и как субъективная величина стоимости, и она теперь для всех одинакова. У денег как стоимости уже нет ПС или ТС, а есть только стоимость, стоимость как таковая. И назовем ли мы объективное количество стоимости 1 унции золота 10 рублями, или 15 фунтами, или 13, 5 стерлингами - здесь количество субъективной и идеальной стоимости (рублей, фунтов, стерлингов) полностью зависит, определено и связано с объективной стоимостью,  с веществом золота как объективным веществом стоимости. И поэтому 3 рубля будет объективно в три раза больше одного рубля - так как вместо одной унции золота их три, и при этом и субъективной, идеальной, мыcлимой стоимости  - стоимости как рублей или фунтов - тоже будет в три раза больше. Стоимость здесь вовсе не утратила своего субъективного содержания, но теперь это субъективное содержание уже полностью подчинено объективной оценке и объективному исчислению, так как субъективное  и идеальное содержание стоимости теперь отождествлено с объективным вещественным содержанием стоимости.  
Page generated Sep. 21st, 2017 10:22 am
Powered by Dreamwidth Studios