Jun. 5th, 2012

runo_lj: (Default)
В бочке вина встретились две величины стоимости - трудовая стоимость вина для виноградаря и потребительская стоимость вина для горшечника. Эти две величины, очевидно, сами по себе не только не равны, но даже не могут быть соизмерены - ведь обе они субъективны. Соизмерить две субъективные величины двух разных людей невозможно - в самом деле, ведь невозможно сказать, кто из двух счастливых людей более счастлив, и чья величина счастья "больше". Но величина потребительской стоимости вина для горшечника теперь имеет тот же самый вид, что и величина трудовой стоимости вина для виноградаря - одна бочка вина. То есть бочка вина теперь есть точная мера для какой-то величины потребительской стоимости вина для горшечника и какой-то величины трудовой стоимости вина для виноградаря. И эта мера теперь для них обоих принимает один и тот же объективный материальный и количественно определенный вид - вид одной бочки вина опредленного объема, вмешающей определенное число литров вина. То есть величина субъективной потребительской стоимости вина для горшечника теперь объективно выражена, как объективно выражена и величина субъективной трудовой стоимости вина для виноградаря. И это выражение этих двух субъективных и принципиально несоизмеримых величин вдруг оказалось одним и тем же - бочкой вина.

И теперь, если мы спросим горшечника, какова величина потребительской стоимости вина для него в этой сделке, он ответит, что она равна одной бочке вина. А виноградарь, если мы спросим его, какова же величина трудовой стоимости, скажет, что она равна одной бочке вина. То есть бочка вина стала объективной мерой для измерения субъективной величины потребительской стоимости вина для горшечника и для измерения субъективной величины трудовой стоимости вина для виноградаря. То есть бочка вина стала объективной мерой для измерения величины стоимости - она стала объективной мерой стоимости. Ну а поскольку бочка вина в глазах горшечника есть некая величина потребительской стоимости для него вина, а в глазах виноградаря она есть некая величина трудовой стоимости, бочка вина и сама теперь есть стоимость - причем стоимость уже объективно существующая, материально выраженная и количественно определенная. И сколько бы различны ни были горшечник и виноградарь, чем бы они ни руководствовались в своих оценках своих потребностей и своего труда, как бы субъективны ни были эти оценки по своей природе - теперь потребительская стоимость вина для горшечника равна трудовой стоимости вина для виноградаря. В самом деле, одна и та же бочка не проста равна сама себе - она сама себе абсолютно тождественна. А значит, и величины потребительской и трудовой стоимости вина, объективно выраженные в этой бочке вина, будучи субъективно разными и несоизмеримыми, теперь объективно равны между собой. 


Что стоит за этим равенством  - какие субъективные величины - нам теперь совершенно неинтересно. Важно лишь, что будучи объективно выраженными черех материальный мир, они приняли один и тот же вид - бочку вина. Конечно, одно и то же количество вина имеет разную субъективную ценность для разных людей. Кому-то одного литра вина достаточно, чтобы повеселеть, кто-то грустит и от выпитых трех. Одна и та же конфетка разным людям может принести разное счастье и удовольствие. Но с экономической точки зрения, все это не имеет значения - важно, что субъективные потребности (равно как и субъективная оценка труда) могут быть объективно выражены через материальные вещи и соизмерены количественно. И именно это и произошло во время обмена. И потребности горшечника в вине приняли ту же материальную форму, что и труд виноградаря и его оценки этого труда, а потребности виноградаря в горшках приняли ту же форму, что и труд горшечника. Причем все это приняло форму двух тождественных себе вещей - бочки вина и 14 горшков. 

Но сами эти субъективные оценки горшечником и виноградарем своих потребностей и своего труда, конечно, тоже никуда не делись - и именно они являются механизмом уравновешивания этого равенства. Это возможно благодаря тому, что сравнение здесь происходит уже между одной субъективной оценкой горшечника и другой его же оценкой  - между потребительской стоимостью вина и трудовой стоимостью горшков. Причем здесь тоже сравниваются величины стоимостей, которые уже выражены через материальные вещи определенных количеств. Но если тождество величин стоимостей в бочке вина, рассмотренное выше, обеспечивалось самим фактом тождества бочки вина самой себе, то есть тождеством объекта,  то здесь это сопоставление стоимостей обеспечивается уже тождеством субъекта - тождеством горшечника самому себе, из чего и возникает возможность сравнения для него потребительской стоимости вина для себя и трудовой стоимости горшков для себя. И здесь мерой стоимости выступает уже сам субъект, ибо именно он и соизмеряет две величины стоимости  - стоимости труда и стоимости потребления. То есть выступает в качестве субъективной меры стоимости ("Человек есть мера всех вещей", как говорили древние греки).   

И вот только благодаря эти двум мерам стоимости - объективной меры стоимости, в качестве которых выступает бочка вина и горшки, и субъективной меры стоимости - горшечника и виноградаря, и становится возможным сопоставление всех этих субъективных стоимостей труда и потребления, и происходит обмен.        
runo_lj: (Default)
Теперь мы уже можем сказать, что чему и как уравнивается в обмене бочки вина на 14 горшков. Бочка вина есть объективное выражение, объективная мера потребительской стоимости вина для горшечника и трудовой стоимости вина для виноградаря. То есть она, и сама став стоимостью, теперь и есть объективная величина этих двух стоимостей. И в своем объективном выражении потребительская стоимость вина для горшечника и трудовая стоимость вина для виноградаря не просто равны, а тождественно равны - поскольку бочка вина тождественна сама себе. То есть эти две стоимости объективно тождественны и равны друг другу - несмотря на свою субъективную природу и принципиальную невозможность не только как-то их отождествить, но даже сравнить между собой. Конечно, как величины субъективные и оставаясь такими же субъективными величинами, они по-прежнему имеют какие-то субъективные значения для горшечника и виноградаря и сравниваться не могут. Но в своей объективной форме они оказываются тождественны и равны.

При этом величина потребительской стоимости вина для горшечника  - как субъективная величина - соотносится им с такой же субъективной величиной трудовой стоимости горшков. И здесь сравнение этих величин тоже происходит через объективную форму - через ту же бочку вина и 14 горшков. Но бочка вина никогда не может быть тождественна другому материальному предмету - 14 горшкам, и сопоставление их стоимостей происходит как равенство субъективных величин внутри самого субъекта - горшечника. Он сравнивает субъективную величину потребительской стоимости вина для него с такой же субъективной величиной трудовой стоимости горшков  - и, таким образом, здесь также происходит некое сопоставление и уравнивание двух принципиально несоизмеримых вещей - только уже двух материальных вещей, во всем отличных между собой качественно и количественно.


И если тождество бочки вина самой себе (как и тождество горшков самим себе) - есть просто изначально данный факт, то  уравнивание вина к горшкам через субъективные величины стоимости внутри самого субъекта есть процесс. В чем суть этого процесса, мы видели, когда рассматривали процесс торга между горшечником и виноградарем. Каждый из них стремился к наибольшей выгоде для себя, то есть к ситуации, когда субъективная величина потребительской стоимости чужого продукта могла бы не только превысить субъективную величину трудовой стоимости их собственного продукта, но и превысить возможно больше, чтобы выгода была как можно больше.  И ситуация обмена вовсе не закончилась на достижении какого-то равенства этих величин - никакого равенства там не было, и каждый из участников обмена получил определенную выгоду, то есть субъективная потребительская стоимость полученного продукта превышала субъективную трудовую стоимость отданного взамен их продукта.

А значит, и формула обмена "1 бочка вина = 14 горшкам" вовсе не есть формула математического равенства или тем более тождества. Это формула некоего баланса, равновесия, где на чашах весов лежат не абсолютные величины субъективных стоимостей, а относительные,  - то есть величины выгоды для каждого из участников обмена. В самом начале торга при обмене одного горшка на бочку вина эта величина выгоды для горшечника была очень большой, а для виноградаря она и вовсе была отрицательной. В ситуации обмена 1 бочки вина на 20 горшков уже виноградарь получал какую-то приличную выгоду, но для горшечника такой обмен был невыгодным - величина выгоды стала отрицательной. И движение в сторону этого равновесия обмена было связано с процессом постепенного уменьшения величины выгоды для каждого участника, пока выгоды обоих не приняли приемлемую для них величину. То есть условием равновесия при обмене  - смеем мы предположить - является не равенство стоимостей, а равенство выгоды для участников обмена. Равенство же стоимостей может наступить только в случае, когда выгода для каждого из участнико равна нулю - то есть когда потребительская стоимость полученного товара просто компенсирует затраты на производство отданного взамен своего товара. 

Но величина выгоды, которая определяется как разница между потребительской стоимостью полученного продукта и величиной трудовой стоимости отданного продукта, будучи отношением субъективных величин, и сама есть величина субъективная. А стало быть, определить величину этой выгоды для каждого участника обмена и тем более сравнить их между собой мы не можем. Насколько удовлетворение от сделки у виноградаря оказалось больше или меньше, чем удовлетворение горшечника? Этого мы сказать не можем. Для того, чтобы мы могли это определить, сама выгода должна принять материальную объективную форму, и при этом эта объективная форма воплощения выгоды должны быть у горшечника и виноградаря одинаковой - то есть это должна быть одна и те же материальная вещь, количество которой у горшечника и виноградаря мы можем сравнить. Пока же  - после совершенной сделки - мы находим какое-то количество вина и горшков у виноградаря и какое-то количество вина и горшков у горшечника.     
runo_lj: (Default)
Формула обмена 1 бочки вина на 14 горшков, как мы выяснили, представляет собой уравнение баланса, равновесия, и это равновесие стремится к равенству выгоды обоих участников обмена. Но поскольку величина выгоды каждого участника есть величина субъективная, то сопоставить эти величины прямо мы не можем. Потребительская стоимость бочки вина для горшечника  - есть величина субъективная, и трудовая стоимость отданных им в обмен горшков - есть тоже величина субъективная. А значит, и величина выгоды, определямая как разница между двумя этими величинами, есть такая же субъективная величина. И сопоставить эту субъектинвую выгоду горшечника со столь же субъективной величиной выгоды виноградаря мы не можем.

Если вернуться к принятым ранее обозначениям, то ситуации выглядит следующим образом:

Горшечник Виноградарь

ТС (Г) = x1  ТС (В) = x2
ПС (В)= y1  ПС (Г) = у2

Условие обмена мы определили как:

y1 > x1
y2 > x2

И в результате мы имеем две субъективные величины выгоды: (y1-x1) и (y2-x2). 

Но это выгода в абсолютном измерении. Но, очевидно, что само понятие выгоды предполагает вовсе не абсолютную величину выгоды, а относительную  - то есть является неким отношением полученного результата к имевшемуся. Если первоначально у нас было 1000 коров, а потом у нас стало 1010 коров, то для нас для определения выгоды гораздо важнее относительная величина выгоды, нежели абсолютная, и свою выгоду мы можем определить как отношение абсолютной величины выгоды к тому, что мы имели ранее: выгода = 10/1000 = 0,01. Для удобства можно ввести понятие процентов, и тогда наша выгода будет равна 1%. 

Но ведь тогда уже ничто не мешает нам сопоставить выгоду участников обмена. Относительная выгода и процентная форма выгоды вовсе уже не являются величинами субъективными - это просто число, которое имеет одинаковое значение для обоих участников обмена. И, поскольку мы приняли, что обмениваются излишки, основанием для определения выгоды должна быть трудовая стоимость обмененных продуктов. И тогда условие равновесия и равенства выгоды примет форму:


(y1-x1)/x1 = (y2-x2)/x2

После нехитрых арифметических преобразований мы получим:

y1/x1 = y2/x2

То есть уравнение равновесия обмена будет определяться как равенство отношений потребительской стоимости чужого товара к трудовой стоимости своего товара.

Посмотрим, что будет происходить при нарушении этого равновесия и как оно может быть восстановлено.

Допустим, что у горшечника закончилась глина и ему теперь приходится добывать ее из другого источника, более удаленного от старого - то есть величина трудовой стоимости горшков x1 увеличилась. Для восстановления равновесия обмена есть несколько вариантов. Можно увеличить величину y1  - то есть должно увеличиться качество получаемого вина. Можно увеличить величину x2 - то есть стоимость производства вина должна возрасти и у виноградаря. Наконец, может уменьшиться величина у2 - то есть ценность горшков для виноградаря должна стать меньше.  


Допустим, что изменились вкусы горшечника, и его потребности в вине стали меньше  - то есть уменьшилась величина y1. Тогда должна либо уменьшиться величина  x1 - то есть для обмена горшки самому горшечнику должны стать дешевле в плане трудовых затрат. Либо должна уменьшиться величина y2 - то есть и для виноградаря горшки должны стать менее привлекательными. Либо же должна увеличиться величина x2 - то есть производство вина должно стать для виноградаря дороже в плане затрат и усилий.

И тогда обмен состоится  в указанных пропорциях.     
Page generated Sep. 21st, 2017 10:15 am
Powered by Dreamwidth Studios