Jun. 4th, 2012

runo_lj: (Default)
С трудом и стоимостью труда как бы все-более понятно. Но ведь издержки производства включат в себя не только трудовую стоимость, но и издержки, связанные с использованием других ресурсов - сырья, топлива и т.д

И что касается ресурсов и факторов производства, то, видимо, сам механизм оценки их полезности (и в конечном счете рыночной цены) носит характер аукциона, когда производители предлагают свою цену за них. Чем определяется эта цена? Опять-таки той выгодой, которая может быть получена от их использования для производства продуктов. Не полезностью этих продуктов, а именно выгодой - то есть разницей между потребительской стоимостью продукта и предлагаемой на рынке стоимости ресурсов, необходимых для производства продуктов.

И здесь возникает интересный парадокс: для того, чтобы получить эти ресурсы в условиях рыночной конкуренции и потом использовать их для производства продукта и получения выгоды (прибыли), производители вынуждены назначать все большую цену на ресурсы - и, таким образом, сокращать размер возможной прибыли - ведь ресурсы будут издержками производства. То есть в каком-то смысле действовать вопреки своим интересам, сокращая прибыльность производства. Ну а из этого следует множество других очень интересных следствий...  

Пока горшечник получает глину для вылепки горшков и дрова для обжигания горшков в печи вне рынка  - стоимость глины и дров определяется исключительно трудовой стоимостью - стоимостью труда самого горшечника по добыче и доставке глины и дров. Но если появляется другой горшечник, а глиняные запасы и лес оказываются в собственности третьего лица, то  между нашими горшечниками возникает конкуренция за эти ресурсы. И теперь, чтобы получить их в свое распоряжение, они вынуждены назначать все более высокую цену на них. А стало быть, стоимость производства горшков теперь увеличивается.

Пока горшки продаются по цене, которая может компенсировать горшечникам не только издержки и труд, но и принести какую-то выгоду и прибыль - цена на горшки, видимо, не изменится. Но в какой-то момент цена на глину и дрова может так возрасти, что производить горшки станет просто невыгодно. И тогда горшечникам (или хотя бы одному из них, кто первый столкнется с этой проблемой) придется либо сворачивать свое производство, либо увеличивать цену на горшки - то есть переложить часть расходов и издержек на покупателя. 

То есть получается, что на рынке ресурсов конкуренция приводит только к росту цен на ресурсы и конечный продукт. Это выгодно владельцам ресурсов, но на всю остальную экономику это сказывается негативно - от этого теряют и производители, и покупатели. Ситуация несколько изменится, если на рынке появятся другие владельцы ресурсов - тогда они будут вынуждены в рамках конкуренции между собой снижать цену на свои ресурсы  - чтобы продать их в большем количестве и получить большую прибыль. И тогда конкуренция между владельцами ресурсов будет "играть на понижение" цены ресурсов, а конкуренция между производителями будет "играть на повышение".

В любом случае, очевидно, что рыночный механизм формирования цен на ресурсы вовсе не столь одназначен и прост, как это часто представляется в учебниках по экономикс, и требует отдельного рассмотрения. И очевидно, что наиболее выгодным для экономики в целом (производителей и потребителей) является ситуация, когда ресурсы принадлежат самим производителям - то есть когда они выведены из рыночного механизма образования цен. 
runo_lj: (Default)
Но вернеся к нашему горшечнику и виноградарю и к той сделке обмена, которую они только что совершили.

1 бочка вина = 14 горшкам

Итак, слева под видом "одной бочки вина" находится особая экономическая величина - стоимость, и справа под видом "14-ти горшков" находится стоимость, и обмен между горшечником и виноградарем с экономической точки зрения был обменом некими величинами стоимости.

Что же такое 1 бочка вина как стоимость? Можем ли мы сказать, что величина стоимости слева количественно равна величине стоимости справа, и что эта запись означает обычное метематическое равенство двух величин?

Ведь, как мы теперь понимаем, стоимость одной бочки вина вовсе не есть некое количество однородной субстанции и величины стоимости - на самом деле в стоимости бочки вина "спрятаны" две стоимости - потребительская и трудовая. Так же и стоимость 14-ти горшков каким-то образом состоит и определяется двумя величинами - потребительской и трудовой стоимости горшков. Так что же здесь и чему приравнивается, какие стоимости слева  - каким стоимостям справа?

В стоимости бочки вина "спрятаны" потребительская стоимость вина и трудовая стоимость вина. Но потребительская стоимость вина, во-первых, определена вовсе не виноградарем, который это вино произвел, а горшечником, который это вино приобрел. А во-вторых, сама величина этой потребительской стоимости есть величина субъективная  - ведь она определяется субъективными вкусами и потребностями горшечника в вине. А вот трудовая стоимость бочки вина определяется уже самим виноградарем, но при этом также имеет субъективное происхождение, так как виноградарь определяет ее величину, исходя из своих субъективных оценок того труда, пота, усилий и мук, которые он затратил на производство этой бочки вина.  

То есть в стоимости бочки вина мы находим две величины, которые определяются субъективно и при этом разными людьми. Поэтому мы ничего не можем сказать, как соотнесены эти две величины в стоимости бочки вина - ибо сравнить субъективную оценку горшечником своих потребностей в вине со столь же субъективной оценкой виноградарем своего труда невозможно в принципе. Горшечник может сравнить и сделать субъективную оценку своего труда и потребностей, но сравнивать субъективные оценки разных людей не могут ни сами эти люди, ни тем более мы. Мы не можем сказать, что потребительская стоимость бочки вина, как субъективная оценка горшечником своих потребностей в вине, равна, больше или меньше трудовой стоимости вина как субъективной оценки виноградарем своего труда при производстве этой бочки. То есть какой-то одной определенной величины стоимости в бочке вина не существует - и под бочкой вина как стоимости мы должны понимать две, принципиально не сводимые друг к другу субъективные величины двух разных людей.

Но все то же самое, только с точностью наоборот, мы можем сказать и о стоимости 14-ти горшков. Такой величины стоимости просто нет, и в 14-ти горшках мирно соседствуют две принципиально разные и не сводимые друг к другу величины - субъективная оценка горшечником своего труда, и субъективная оценка виноградарем своих потребностей в горшках.

Потребительская стоимость бочки вина соотнесена вовсе не с трудовой стоимостью этой же бочки вина, а с трудовой стоимостью горшков. И только то, что сам горшечник может соизмерить субъективную оценку своего труда и субъективную оценку своих потребностей в вине, позволяет соотнести одну из двух стоимостей слева - потребительскую стоимость вина - с одной из стоимостей справа - с трудовой стоимостью горшков. А вторая из стоимостей, также находящаяся в левой части,  - трудовая стоимость вина, соотнесена со стоимостью справа - с потребительской стоимостью горшков, только потому что соизмерение этих стоимостей происходит в голове другого субъекта - виноградаря.

Но то, что для виноградаря представляет только субъективную трудовую стоимость вина, для горшечника представляет только потребительскую стоимость вина. И эта бочка вина, как материальная вещь и как некое количество вещи - одно и то же и для виноградаря, и для горшечника. И таким образом через эту материальную вещь  - вино -  и вполне определенное его количество происходит встреча субъективных оценок двух разных людей. Как стоимость, бочка вина есть две субъективные величины разных людей. Но эти разные и принципиально несопоставимые между собой субъективные величины не только обретают материальное и ясное количественное определение, но и уравниваются в объективно измеряемой величине - в бочке вина. Теперь некая величина субъективных потребностей горшечника в вине в точности равна некоей величине субъективной оценке виноградарем своего труда. И теперь две эти величины принимают одну и ту же предельно определенную материальную количественную форму - бочку вина.

Но точно то же самое происходит и в правой части это формулы. Субъективные потребности виноградаря в горшках теперь в точности и объективно количественно измерены 14-ю горшками, и при этом они оказались уравнены принципиально иной величине - субъективной оценке горшечником своего труда. Теперь 14 горшков - это вполне материально выраженная потребность виноградаря и столь же материально выраженное количество труда горшечника. И эти две субъективные величины теперь материально, объективно и количественно уравнены.

Таким образом, в бочке вина субъективная потребность горшечника в вине теперь объективно, материально и количественно уравнена субъективной оценке виноградарем своего труда. А в 14 горшках субъективная потребность виноградаря в горшках оказалась объективно и количественно точно уравнена субъективной оценке горшечником своего труда. При этом сам механизм обмена позволяет горшечнику влиять на количество вина слева, в левой части стоимости, сравнивая его с количеством горшков справа, в правой части формулы. То же самое может делать и виноградарь, определяя соотношение вина слева с количеством горшков справа. И таким образом количественное соизмерение стоимостей становится не только возможным в каждой отдельной части этой формулы - как воплощение и уравнивание стоимостей в одном и том материальном предемете - бочки вина слева и 14-ти горшках справа, но и перекрестно, слева направо и справа налево.

И вот в итоге всего этого процесса соизмерения субъективных и даже в чем-то принципиально несоизмеримых величин и происходит конечное уравнение двух материальных вещей - вполне объективных и количественно определенных.  
Page generated Jul. 23rd, 2017 02:36 am
Powered by Dreamwidth Studios