May. 31st, 2012

runo_lj: (Default)
Итак, как нам представляется, мы нащупали какую-то важную особенность денег и потихоньку приблизились к понимаю сущности этого феномена. Мы должны решительно расстаться со всякими теориями и представлениями, которые утверждают, что у денег "нет стоимости", или что деньги являются только "знаком стоимости", или  - как чаще всего говорят - неким "эквивалентом стоимости". Все подобные воззрения мы должны признать либо абсолютно неверными, либо существенно затемняющими суть вопроса. В самом деле, что значит "эквивалент стоимости"? Заменитель стоимости? Указатель стоимости? Измеритель стоимости? И почему и как этот "эквивалент" соотносится с тем, эквивалентом чего он является? Все эти глупости ровным счетом ничего не проясняют для нас в вопросе о сущности денег. Элементарный здравый смысл и анализ мирового опыта использования денег вполне ясно указывают нам, что деньги должны обладать стоимостью, и если этого нет, то деньги тут же перестают быть деньгами. 

В самом деле, рассмотрим внимательно три основных проявления сущности денег (или, как говорят, их функции):

1). Деньги как мера стоимости. Совершенно очевидно, что быть мерой измерения какой-либо величины или какого-либо свойства может только то, что само обладает этой величиной или этим свойством. Мы не можем измерить длину чем-то, что не имеет пространственной протяженности. Мы не можем измерять вес чем-то, что не обладает весом. И если деньги выступают в качестве меры стоимости, то, очевидно, они и сами должны обладать этим свойством - стоимостью. Невозможно измерять стоимость тем, что стоимостью не обладает или имеет только какую-то "эквивалентную" или призрачную стоимость.

2). Деньги как средство обращения. Маркс бесконечно крутит свою схему Т-Д-Т и Д-Т-Д, от этого круговерчения и пустого еврейского словоблудия болит голова, но иудейский мудрец так и не проговаривает простую и понятную вещь: стоимость может меняться только на стоимость, и если в этой цепочке появляются деньги, это означает только одно - что деньги здесь тоже выступают в качестве стоимости, и, следовательно, этой стоимостью обладают.

3). Деньги как средство накопления. Люди делают запасы товара, потому что с увеличением объема товарных вещей увеличивается какая-то вполне конкретная величина - стоимость. И если люди копят деньги, то совершенно очевидно, что накапливают они стоимость, а не что-то другое. Иного смысла в накопительстве денег просто не существует. Запасы денег - это стоимость, это капитал. Но в отличие от денег в обращении, эта стоимость не обращается на рынке, а находится в неподвижном состоянии. Но капитал - это и есть все та же стоимость, а не что-то другое. Это не эквивалент, и не знак, а именно все та же стоимость. 

С другой стороны, мы столь же отчетливо видим, что в чем-то важном и существенном деньги отличаются от всех прочих товаров и стоимостей, и именно эти отличия и делают деньги не просто товаром и стоимостью, а деньгами. В чем состоит это отличие? А в том и состоит, что в деньгах форма существования стоимости отделяется от вещественного носителя этой стоимости, и теперь, оперируя деньгами, мы оперируем вещественными носителями их стоимости, которые пространственно, материально и - как мы увидим дальше - временно отделены от того, что мы называем деньгами.

Вначале это совершенно незаметно, и бык, белка или кусок соли ничем видимо не отличаются от всех прочих товаров и стоимостей, но в какой-то момент все прочие стоимости начинают в них измеряться, так как они являются наиболее ликвидным товаром - то есть товаром, который проще всего обменять на все прочие. Затем, с появлением золотых и серебряных денег, сущность денег проявляется уже более явно - и вес золотой или серебряной монеты отделяется от номинальной ее стоимости. Наконец, форма стоимости уже зримо отделяется от всяких вещественных форм стоимости и начинает существовать отдельно от них - в виде бумажных символических денег.

Почему все это происходит? Потому что нужна стоимость, с помощью которой было бы удобно измерять все прочие стоимости, совершать обмен стоимостями и накапливать стоимость. Это требование самой экономической деятельности. И поэтому со временем появляется особая стоимость, которая имеет примерно одинаковый стандартный вид и форму, которую удобно переносить и хранить и которая обладает при этом наибольшей ликвидностью.  И все эти удобства возникают как раз потому, что в деньгах их стоимость отделяется от материи и вещества, и теперь можно, продав 100 быков в одном месте, обменять эту стоимость на 1000 бочек вина в совершенно другом  - с помощью денег. Но это вовсе не значит, что деньги не обладают стоимостью - просто их стоимость отделена от тел 100 быков и 1000 бочек вина.
runo_lj: (Default)
Отсюда возникает вопрос, имеющий не только теоретическое, но и практическое значение: каким образом деньги функционирует в качестве стоимости? То есть, другими словами, как осуществляется связь между деньгами как символами и знаками стоимости (назовем эту сторону денег денежными символами), и тем, что составляет вещественную, материальную основу их стоимости (назовем это денежной стоимостью)? Ведь только вместе они - денежные символы и денежная стоимость - и являются деньгами. Денежные символы, не имеющие стоимости - это просто бумажные или какие-то иные символы. Cтоимость без денежных символов, способных существовать в отрыве от вещественного носителя денежной стоимости - это только товар, ничем не отличающийся от всех прочих товаров. И деньги существуют в качестве денег только в том случае, когда между денежными символами и денежной стоимостью существует прочная и понятная связь.

В случае с товарными деньгами все достаточно просто. Бык или белка одновременно выступают и в качестве денежного символа, и в качестве денежной стоимости,  - здесь одно от другого еще вещественно и пространственно не отделено, и обмен денежными символами происходит одновременно с обменом денежной стоимости. Примерно то же самое происходит и в случае золотых и серебряных монет, - правда, здесь уже денежный символ монеты не связан столь тесно с вещественной стоимостью золота или серебра, содержащегося в монете, и потертая золотая монета, имеющая несколько меньшее содержание золота, чем новая монета, обменивается наравне с новой золотой монетой. Очевидно, что в торговых деньгах предполагается некий идеальный стандарт денежной стоимости, который и определяет количественно их торговую стоимость, и понятно, что этот стандарт предполагает скорее здорового быка, нежели больного и хилого, а стандарт монеты предполагает скорее новую полновесную монету, нежели монету старую и потертую. То, что далеко не все циркулирующие в обороте золотые монеты являются новыми и что многие из них не соответствуют этому стандарту, мало что меняет - пока состояние монеты более-менее соответствует идеальному, она продолжает циркулировать в качестве денег наряду с новыми монетами, если же она теряет свой "товарный вид" (скажем, от нее очевидным образом отломлен кусок золота), она из денежного оборота выводится (скажем, переплавляется), и в оборот вводятся новые золотые монеты. И что касается внутренней торговли, то понятно, что чеканкой монеты могли заниматься только люди, наделенные властью - цари, князья и т.д., и циркуляция монет могла происходить только при условии, что чрезмерно потертые монеты вовремя изымались из оборота самой властью без ущерба для всех остальных, кто был вовлечен в торговый оборот. То есть при условии, что потертые монеты будут приниматься наравне с новыми - в том числе при уплате налогов. 

Что касается бумажных символических денег, то здесь тоже поначалу было все относительно ясно: денежные символы в виде бумажных банкнот имели свою денежную стоимость в виде тех золотых или серебряных монет, в обмен на которые выпускались эти банкноты. Но связь между денежными символами и их денежной стоимостью, которые были здесь уже зримо вещественно разделены, носила уже юридический долговой характер: банк обязался выдать золото или серебро в обмен на банкноты. Денежные символы циркулировали в торговом обороте, а их денежная стоимость в это время находилась в банке - и в британской финансовой системе золотого стандарта мы находим образцово-показательный пример такого функционирования денег.

Чем обеспечивается эта правовая связь между денежными символами и их денежной стоимостью? В случае, если речь идет о частном банке - доверием клиентов к банку и государством, которое вмешивалось при нарушении этих обязательств - ну, скажем, принуждая банк объявить о своем банкростве согласно действующим законам. В случае же государственного банка, понятно, государство само выступало напрямую в качестве гаранта сохранения этой связи.

Возникает вопрос, а где же искать денежную стоимость для денежных символов, не обеспеченных золотом? На первый взгляд, ответ достаточно очевиден - в тех товарах, которые можно приобрести в обмен на эти денежные символы. То есть в этой ситуации денежные символы выступают чем-то вроде сертификатов или долговых обязательств, которые можно обменять на любой товар на рынке определенной стоимости. И здесь государство как бы выступает только гарантом того, что этот ваш сертификат (скажем, в 10 долларов) будет принят на всей территории государства - в том числе и самим государством, например, при уплате налогов. Но насколько это соответствует природе денег?      
runo_lj: (Default)
На первый взгляд, разница между обеспеченным золотом британским фунтом или царским рублем и ничем не обеспеченным современным американским долларом не столь уж велика и принципиальна: в первом случае вы приносите денежный знак в банк и взамен получаете его денежную стоимость - золото, во втором случае вы обмениваете денежный знак доллара на какой-то товар (то есть на какую-то стоимость) на рынке - ну скажем, покупаете в ближайшей ювелирной лавке то же самое золото. В обоих случаях происходит обмен денежных знаков на стоимость по какому-то курсу и в какой-то пропорции. Внешне все очень похоже, однако суть этих операций совершенно разная.

Во-первых, различна природа самих этих операций. В первом случае операция носит не экономический, а правовой характер. В этом обмене денежного знака на золото нет ни производства стоимости, ни ее потребления, ни торгового обмена. Проще говоря, этот обмен носит не экономический, а сугубо правовой характер, и по смыслу он ближе всего к операции погашения долга - государство погашает свое долговое обязательство и выдает взамен выпущенного им бумажного денежного символа его стоимость в золоте. Здесь нет даже процентного начисления, чтобы хоть как-то отнести эту операцию к области экономики - это сугубо правовая операция.

В случае с долларом происходит чисто экономическая сделка. Продавец вовсе не обязан вам что-то продавать, а вы вовсе не обязаны у него что-то покупать. То есть здесь происходит сугубо экономический обмен. Но в чем его смысл? Обмен бумажного доллара на какую-то реальную ценность вовсе не является обменом одной стоимости на другую - ведь у доллара нет никакой денежной стоимости, она равна нулю. Получив товар взамен доллара, вы получаете некую стоимость. Продавец же в обмен на товарную стоимость получает только бумажный символ, который он теперь должен обменять на какую-то другую товарную стоимость. И мы можем только предположить, что доллар, не будучи стоимостью и не обладая какой-то долларовой денежной стоимостью, в каждый момент времени обладает только потенциальной стоимостью в виде всех возможных товарных стоимостей, на которые можно обменять доллар. Но тогда и сам доллар мы уже не можем считать действительными деньгами, а только деньгами условными.  

Во-вторых, различна не только природа этих операций, но их количественное определение. В случае с деньгами, имеющими свою денежную стоимость, стоимость денег определена не только качественно, но и количественно. Конечно, рыночная цена на золото может колебаться, но в любой момент времени денежная стоимость, привязанная к стоимости золота, имеет вполне конкретную величину. 

Сколько стоит доллар - этого не может сказать никто. У него нет не только конкретного качественного определения, но и, как следствие, и его количественное содержание не поддается какому-либо определению. Строго говоря, доллар может служить только некоей мерой масштаба цен, причем сам этот масштаб цен может исчисляться на основе нескольких агрегатных величин, которые, в сущности, любой финансовый аналитик выбирает совершенно произвольно, исходя из каких-то своих теоретических представлений и практических задач. То есть у доллара нет не только качественного определения его стоимости, но и количественно он представляет собой только условную денежную единицу.  

В конечном счете, сама возможность доллара выступать в качестве денег основана исключительно на том, что его эмитентом выступает ФРС США, а эмиссия доллара осуществляется по решению правительства США. Доллар может циркулировать в качестве расчетной единицы только потому, что он принимается всеми банками США и ФРС, и ими же эмитируется. Поэтому и основания доллара нужно искать не в его стоимости - которой у него нет, - а в способе его эмиссии.  
runo_lj: (Default)
Смотрю, народ слегка паниковать начал в связи с падением цен на нефть и падением курса рубля к доллару. А чего паниковать-то? Все же и так понятно. Булки на деревьях не растут. В качестве справки три мои небольшие заметки:

1. В первой - рассказывается о сути финансовой системы Эрэфии. Если совсем коротко: рублевая денежная масса Эрэфии жестко привязана к долларовой выручке от продажи нефти. Поэтому если цены на нефть падают - сокращается долларовая выручка от продажи нефти. Соответственно, и курс рубля к доллару немедленно падает.

2. Во второй - рассказывается, что такая финансовая система была придумана в свое время англичанами для своих колоний.

3. В третьей - констатируется факт, что США перешли к освоению собственных запасов нефти. От венесуэльской нефти США уже практически полностью отказались, сейчас вопрос стоит о выходе США на мировой рынок нефти уже не в качестве импортера, а в качестве экспортера.

Вот и все. Все же очень просто. Растут цены на нефть - благоухает отечество наше и наливается силой вертикаль. Цены падают - могучая Эрэфия тут же сдувается, как надутый презерватив. 
runo_lj: (Default)
О сущности денег (1)
О сущности денег (2)
О сущности денег (3)
О сущности денег (4)
О сущности денег (5)
О сущности денег (6)
О сущности денег (7)
О сущности денег (8)
О сущности денег (9)
О сущности денег (10)
О сущности денег (11)




Схема эмиссии доллара достаточно проста и, на первый взгляд, мало чем по существу отличается от схем, которые использовали до этого частные и государственные банки по всему миру. Непосредственно эмиссией занимается ФРС США, но происходит это - так, по крайней мере, считается - не по решению самого ФРС, а по решению американского правительства. Казначейство США (министерство финансов) для эмиссии доллара выпускает казначейские облигации США - долговые низкодоходные ликвидные бумаги. Часть этих облигаций продается непосредственно Казначейством США, а часть - скупается ФРС  у Казначейства США на эмитированные доллары и затем размещается ФРС через систему назначенных ФРС дилеров, банков и фондов на рынке ценных бумаг - где их, в частности, могут приобрести и иностранные правительства. Таким образом получается, что правительство США как бы берет деньги в долг у ФРС и у тех, кто купит эти облигации.

То есть доллары эмитируются под выпуск государственных долговых обязательств - казначейских облигаций. ФРС и другие покупатели облигаций получают в руки долговые бумаги правительства США, а само правительство получает доллары, которыми оно уже может пользоваться по собственному усмотрению. И вся фишка состоит в том, что торгуются и покупаются (а затем, естественно, и погашаются) эти облигации тоже в долларах. Правительство США через ФРС эмитирует доллары, которые использует по своему усмотрению (скажем, формирует бюджет), а в обмен обязуется погасить (выкупить) свои облигации по более высокой цене - но тоже в долларах.

Чтобы было понятно, чем эта система принципиально отличается от способа эмитирования бумажных денег при золотом обеспечении, можно все несколько упростить и привести такой пример. Представьте, что некий частный банк начинает эмитировать банкноты, которые он выпускает под золотые и серебряные монеты - то есть под обязательство обменять банкноты на золото. После этого он выпускает облигации на сумму выпущенных им банкнот, и продает эти облигации исключительно на выпущенные им банкноты. То есть в банке после этого находится уже золото и серебро, а также все выпущенные им же банкноты, а на руках у населения - облигации все того же банка, с обязательством выкупить эти облигации по более высокой цене. Наконец, когда приходит время выкупить облигации, банк скупает их на все те же банкноты, и печатает еще чуточку новых банкнот для погашения процентов по облигациям.

Люди в недоумении. Все, что они приобрели в результате этих операций - это банкноты банка, которые они разместили в банке под свои ценности в самом начале, плюс еще чуточку таких же банкнот, которые они получили в качестве процентов при погашении банком своих облигаций. Но вроде бы и жаловаться тоже повода нет - ведь теперь под их ценности они имеют чуточку больше банкнот, чем они получили в первый раз. И тут банк снова выпускает облигации и продает их все на те же свои банкноты, а потом погашает облигации с помощью этих банкнот и небольшой дополнительной эмиссии тех же самых банкнот. И все повторяется по кругу. Наконец, банк в какой-то момент объявляет, что обмен банкнот на ценности отменяется. 

В сущности, в этом и состоит суть финансовой системы США. Конечно, в действительности все чисто технически много сложнее  - скажем, ФРС может эмитировать доллары и самостоятельно и размещать их на счетах коммерческих банков и на своих счетах в качестве обязательных резервов, и она же, ФРС, регулирует процентнуую ставку  - но все это частности, которые связаны с работой банковской системы как таковой. Суть же состоит в том, что доллар и казначейские облигации являются двумя базовыми финансовыми инструментами всей финансовой системы США, и они взаимно друг друга обуславливают: доллары выпускаются под облигации, потом эти облигации выкупаются и погашаются на те же доллары, и все повторяется по кругу. И единственным основанием стоимости здесь являются проценты по облигациям, которые их держатели смогут получить в будущем - правда, само погашение тоже происходит в долларах, и таким образом стоимость снова переносится в будущее, под погашение новых облигаций. 

Насколько долго может работать эта карусель? Теоретически - пока есть товары, которые можно купить на доллары, то есть пока доллары могут найти свою товарную стоимость. А этого можно достичь двумя способами - распространением доллара за пределы США (что давно произошло, ибо доллар стал мировой резервной валютой) и постоянным ростом мировой экономики. И если с первой задачей США справились, то вот со второй задачей - все не так хорошо, как хотелось бы, ибо рост мировой экономики не поспевает за печатным станком США, и государственный долг США непрерывно растет.

Конечно, вся эта схема сильно отдает мошенничеством. И самое близкое к этой схеме, что можно вспомнить из истории, - это уже упоминавшаяся афера Джона Ло. Только у Ло главную роль играли не облигации, а акции Миссисипской компании, которые он продавал на бумажные ливры, выпущенные его же банком. Но Ло (или, вероятно, стоявший за его спиной герцог Орлеанский) явно увлекся и допустил множество ошибок. В частности, в количестве выпущенных ливров и акций, а также в чрезмерном ажиотаже, который он создал вокруг этих акций. Но если бы он был более умерен в своих аппетитах, то вполне возможно, что акции Миссисипской компании со временем стали бы приносить дивиденды, и тогда его схема смогла бы просуществовать значительно дольше. Американские финансовые дельцы, конечно, извлекли какие-то уроки из этой и подобных афер и действуют гораздо осторожнее, но очевидно, что вся эта схема может существовать только при условии серьезного экономического роста как в самих США, так и в мире в целом. Как говорил Остап Бендер, cуществует множество относительно честных способов заработать деньги, но, как показывает мировой опыт, далеко не всегда это хорошо заканчивается. 
Page generated Sep. 21st, 2017 10:17 am
Powered by Dreamwidth Studios