May. 29th, 2012

runo_lj: (Default)
Некоторые историки полагают, что первые символические деньги появились еще в Шумере. Вместо того, чтобы тащить на рынок в центр города стада быков, овец и прочего скота, продавцы скота оставляли скот пастись за стенами города и приходили на рынок с глиняными фигурками быков, коз и т.д. Покупатели коз и коров отдавали владельцам какой-либо товар, а взамен от них получали эти фигурки, а затем приходили к тому месту, где держался скот, и "обналичивали" эти фигурки - то есть возвращали фигурки владельцам скота и уводили купленный скот. При этом в промежутке между получением фигурок и их "обналичиванием" покупатели скота, конечно, могли обменять эти фигурки на что-нибудь другое у других людей, и тогда "обналичивать" фигурки к продавцам скота приходили уже новые владельцы фигурок. 

Понятно, что абсолютно тот же смысл имели и первые современные бумажные банкноты: вместо того, чтобы таскать с собой слитки золота и груды монет, люди сдавали все это в банк, получали бумажные банкноты и рассчитывались между собой с помощью этих банкнот. А затем, если возникала такая необходимость, они приходили в банк и получали в обмен на банкноты звонкую золотую монету. То есть символические деньги действительно служили только символами, только образами действительных товаров и металлических денег, и, оперируя этими символами, люди фактически проводили операции над теми ценностями, которые находились в этот момент в банковских сейфах.

Магия денег

Здесь, наверное, нужно все-таки сделать небольшое отступление - чтобы, так сказать, понимать всю глубину проблемы.

Вообще говоря, оперирование символами и образами составляет важную часть в человеческой жизни и в человеческой культуре. Ну, скажем, на этом выстроен весь театр. Зритель находится в зрительном зале и как бы взирает на образ бытия, отгороженный от него сценой, занавесом и театральными декорациями. На самой же сцене разворачивается символическое, образное действие, изображающее человеческие отношения и человеческую жизнь. Символические герои (актеры) в символическом облачении (в костюмах и в гриме) живут символической жизнью среди символов вещей (декораций). Там нет ничего настоящего - и мы это прекрасно знаем. И тем не менее, все это - при определенном мастерстве - производит иногда на нас неизгладимое впечатление, словно бы мы соприкоснулись с чем-то важным в нашей подлинной жизни и в подлинном мире.

В основе живописи и скульптуры тоже, конечно, лежит символизм и образность, только выстроены они на языке красок, света и пространственных форм. Символизм поэзии, где сама структура слов и речи выстроена таким способом, чтобы символизировать некую гармонию, а метафоры и образы служат главным средством выражения, думаю, очевидна всем. Но ведь и наш язык и наше мышление в целом, если подумать, возможны только благодаря тому, что мы способны оперировать бытием и вещами в их образном и символическом представлении - в форме понятий и связей между ними. И на этой нашей способности выстроена и письменность, и словесная культура (включая литературу и философию) и даже наука - ведь математические понятия, в сущности, являются только понятиями-формами, понятиями-символами.

Символизмом пропитана и наша повседневная жизнь. Мальчики играют в пистолеты и машинки, девочки играют в куклы, и эта игра выстроена на символическом изображении настоящего "взрослого" мира - ведь детские игрушки и отношения между ними лишь изображают настоящие вещи и их отношение к человеку. Дорогие часы на руке россиянского вора, погоны на плечах военных, знаки отличия и многое другое служит для символического обозначения и различения социального ранга людей. Военные знамена, гербы, награды и прочее призваны символически обозначить важные для военных вещи - и, скажем, склоняясь и пригубляясь к куску материи, из которого сделано знамя, военные тем самым символически провозглашают верность своей стране, армии, армейскому товариществу и воинской присяге.

Продолжать можно до бесконечности. Скажем, очевидно, что в основе любых мистических или религиозных переживаний лежит символизм, и вся религиозная культура выстроена на том же самом символизме. Какой-нибудь чернокнижник или каббалист втыкает иголки в куколку, изображающую его врага, пытаясь таким образом через куколку оперировать самим бытием. Поклоняясь идолу или золотому тельцу, иудеи и язычники поклоняются невидимому духу и бесам (именно по этой причине, дабы предотвратить злоупотребление человеком символами и образами и остановить впадение человека в идолопоклонство, древним иудеям и мусульманам было строго запрещено делать какие-либо изображения человека или животных). Примерно в том же смысл и всякого рода теософских и оккультных практик - от сектантских обрядов до того же масонства, - в котором пониманию символов и знаков вполне в духе каббалических традиций уделяется особое внимание, так как масоны полагают, что постижение символов приближает к пониманию тайн самого бытия.

Конечно, христианская культура также вся насквозь символична - от строения храма, облачения священников и убранства церквей до литургического причащения хлебом и вином, под образами которых происходит причастие Тела и Крови Господа Иисуса Христа. При этом чаша, из которой происходит причащение, полотнища, которым она накрывается, копьеца, которыми из хлеба извлекаются частички для причащения, и все предметы на алтаре, как и сама служба во всем своем действе, имеют свое символическое значение и свой богословский смысл. Впрочем, здесь я умолкаю и для получения дальнейших разъяснений отсылаю к богословам, специализирующимся в литургике.

В общем, как сказано в Библии, и сам человек есть лишь образ и подобие - образ и подобие Бога. А потому что же удивляться, что символизм и образность занимают в человеческой жизни столь важное место. Так что, понятное дело, этот символизм - то есть оперирование вещами и бытием через некие их символы - неизбежно при определенном уровне развития экономики должен был проникнуть и в экономические отношения.
runo_lj: (Default)
С появлением символических денег, конечно, риски возрастают. Одно дело, когда ваше богатство хранится у вас под подушкой, и совсем другое - когда его сохранением занимаются совершенно посторонние для вас люди - банкиры. Оперировать бумажными деньгами удобно, но если с банком что-либо случится, все выпущенные банком банкноты немедленно превращаются в груду бумаги. И истории известно немало таких случаев. Скажем, в США, где одно время действовало множество частных банков, выпускавших свои бумажные деньги, банкротства банков происходили с завидной регулярностью. Ведь система символических денег покоится уже не на стоимости как таковой, а на доверии клиентов банку, и при первых же признаках ухудшения и нестабильности экономической ситуации люди первым делом бежали в банк, дабы вернуть себе свое золото в обмен на банкноты. Те, кто успевал добежать первым, иногда что-то спасали, а те, кто прибегал чуть позже, могли лишь утешаться грудой бумаги, выпущенной обанкротившимся банком.

Риски тем более возрастают, что банкиры в поисках быстрого и стремительного обогащения могут начать злоупотреблять выпуском символических денег. Ведь банкиры хранят ценности чужих людей в своих сейфах и предоставляют им возможность оперировать удобными бумажными деньгами вовсе не из альтруистических соображений, а исключительно из соображений собственного обогащения. Депозитные счета населения в банке - это основной банковский актив (привлеченные средства составляют от 60 до 90 процентов всех банковских активов), и, привлекая средства людей в банк, банкиры получают возможность приступить к тому предприятию, ради которого все это и делается - к выдаче кредитов и ссуд под проценты. Привлеченные деньги вовсе не хранятся в сейфах - они пускаются в оборот в виде банковских ссуд и кредитов. И вся эта банковская деятельность построена на том соображении, что люди, положившие свои средства в банк, не придут все вместе и одновременно и не потребует вернуть им их деньги. То есть вся деятельность банкиров основана на вероятностных расчетах. И, понятно, что как только - при первых же тучах на небосклоне экономики - люди все-таки начинают приходить и требовать вернуть им их золото и серебро, банкиру не остается ничего, как объявить о банкротстве. 

Но может произойти и нечто гораздо худшее - банки могут начать выпускать бумажные деньги без всякого обеспечения этих денег. Конечно, это уже сильно смахивает на обычное мошенничество, но были и такие случаи. Зато когда подобным мошенничеством начали заниматься правительства и государственные банки, это уже никто не называл мошенничеством, а все это объявлялось "финансовой политикой государства по денежной эмиссии банкнот".

Скажем, в России первые символические бумажные деньги - ассигнации - были выпущены при Екатерине Второй в 1768 году. Для этого в Санкт-Петербурге и Москве был создан специальный государственный Ассигнационный банк, который выпустил бумажных ассигнационных рублей на 1 млн рублей - под обеспечение медными деньгами на ту же сумму. Все это, конечно, вначале объяснялось заботой о подданных - оперировать медными и серебряными деньгами и в самом деле было неудобно. И неудобно это было, прежде всего, для самих правительственных агентов, собиравших подушную подать с населения - для доставки собранной подати в 500 рублей медными деньгами требовалась отдельная лошадиная подвода.


Бумажная ассигнация в 25 рублей 1769 года.


Но позднее имперскому правительству, ведшему бесконечные войны, денег стало не хватать, и эмиссия ассигнаций резко возрасла. Это, конечно, привело к немедленному резкому падению курса бумажных ассигнаций, а обесценивание ассигнаций повлекло за собой и падение стоимости медных денег. В результате случился серьезный финансово-экономический кризис, а население, в массе своем имевшее на руках медные деньги, стало быстро нищать. И в Российской Империи с этого момента начали существовать две независимые друг от друга денежные единицы: серебряный рубль, обеспеченный запасами драгметалла в казне и равный 100 серебряным копейкам, и ассигнационный рубль, необеспеченный ничем, кроме доверия населения к власти и равный 100 исключительно медным копейкам. Несмотря на все это, имперское правительство, которому требовалось все больше средств для ведения войны, продолжало наращивать выпуск бумажных ассигнаций, так что к 1814 году курс бумажнаго ассигнационного рубля обесценился до 20 медных копеек. Ну а когда в России плюс ко всему появилась еще и масса фальшивых ассигнаций, выпущенных и запущенных в России Наполеоном в целях подрыва российской экономики, финансово-экономическое положение Российской Империи и вовсе дошло до ручки - нищета среди податного населения стала повсеместной.        
Page generated Jul. 22nd, 2017 08:39 pm
Powered by Dreamwidth Studios