May. 13th, 2012

runo_lj: (Default)
Да, так вот - о советчине, как обещал. Многие (и я в том числе) пишут о "советчине", "советизме" и "неосоветизме", о "советском сознании" и "советской империи", о "советских людях" - но что все сие означает, точно не указывается. А ведь еще мудрый Аристотель говорил, что всякое знание начинается с обычной классификации и систематизации известных фактов и понятий. И поэтому, вообще говоря, неплохо бы эту самую советчину аккуратно препарировать и изучить, хотя бы в самом первом приближении, чтобы понимать, что это за зверь такой, где он обитает и чем живет. Это дело тем более нужное и полезное, что режим Эрэфии вот уже 15 лет вовсю пользует эту самую советчину в своих нуждах - причем далеко не на пользу России и живущих в ней "россиян".


Прежде всего: где обитает этот зверь? В кремлевских палатах? На Лубянке? В центральных архивах КГБ? В Мавзолее Ленина? Или где-то еще? Нет, конечно. Все эти советские заведения, безусловно, важны для хорошего самочувствия этого зверя, но обитает он, прежде всего, в душах и головах миллионов людей, проживающих на территории нынешней Эрэфии. Большинство этих людей родились и выросли в Советском Союзе, с детства впитывали советскую культуру, ходили в советские пионерские лагеря и носили октябрятские звездочки с кудрявым малышом на школьном пиджаке. Кто-то из них - из поколения постарше - родился в каком-нибудь сталинском рабочем бараке, потом закончил какое-нибудь ремесленное училище и поступил в советский ВУЗ, потом устроился на работу, растил детей. Кто-то - из породы более подловатой - пошел по комсомольской или партийной линии, вступил в Партию, и занимался каким-нибудь руководством на каком-нибудь ответственном участке советской партийно-хозяйственной системы. Кто-то отслужил в армии, поступил в военное училище и потом служил Советскому Союзу в каком-нибудь богом забытом гарнизоне, пока не вышел не пенсию и не занялся воспитанием внуков. Кто-то - из хорошей городской семьи, -  поступил в престижный ВУЗ, стал инженером, чертил чего-нибудь или конструировал в каком-нибудь советском КБ, а потом в курилках спорил с "лириками", ругал советское руководство, а на досуге в длинном свитере посиживал у костра, напевая бардовские и диссидентские интеллигентские песенки. Кто-то - из совсем уж гнилой и подлой породы - пошел служить в Органы, и там годами бил баклуши, защищая "завоевания социалистической революции" от посягательств внутренних и внешних врагов.

Но, несмотря на все свои различия, все эти люди жили в одной  - советской - стране, в одном и том же  - советском  - обществе. Они смотрели одни и те же фильмы, слушали одни и те же песни, учили те же стихи и читали примерно те же самые книги. И все это было советским. Потом случился распад СССР, конец холодной войны, Горбачев, Ельцин, Путин и снова Путин - но люди остались теми же, советскими. И ничего, кроме советского, у них нет. Поэтому им по-прежнему дороги советские фильмы, а в груди щемит от песен военных лет, а чекисты все так же пускают скупую гебешную слезу при звуках "Песни о Родине". Да и новые поколения, родившиеся или состоявшиеся уже после распада СССР, во многом переняли вкусы, привычки и взгляды своих советских родителей. Поэтому советчина никуда не делась, она по-прежнему с нами - в душах и в головах миллионов советских людей, ставших теперь "россиянами". И с этим бесполезно бороться и воевать  - но понимать, что именно все эти люди носят в своих головах и душах, обязательно нужно. Ибо на струнах их советских душ и на содержании их советских голов можно при желании очень умело сыграть - а значит, через это управлять всеми этими советскими людьми. Чем, собственно, путинский режим и занимается - и тем более успешно, что и сами деятели этого режима отчасти остались такими же советскими людьми, а, стало быть, хорошо понимают, как и где здесь можно сыграть в своих интересах.

Выйти за пределы этого советского сознания очень трудно. Тут нужен своебразный духовный переворот, специальные усилия или неординарный ум. Нужно что-то принципиально несоветское, на что можно опереться, а потом уже взглянуть на все это советское наследие со стороны. Для меня лично особую роль сыграло православие - ибо религиозный опыт в моей жизни был неоценим с точки зрения переоценки многих ценностей и идей. Для кого-то способом бегства из советчины стала заграница - в самом широком смысле: от впитывания западной культуры до буквального бегства из страны. Таковы в целом нынешние бунтующие хипстеры, которые советского вкусили очень мало. Но нетрудно видеть, что из советчины и из советского прошлого сегодня стремится убежать большинство, так как многие уже поняли всю странность (мягко говоря) советского образа жизни. Но далеко не всем это удается - хотя понятно, что если Россия желает жить и дальше, ей придется распрощаться с этим самым советским наследием и двигаться дальше. Вопрос только, куда и в какую сторону.            
runo_lj: (Default)
Сделано в СССР (1)

Конечно, препарировать, классифицировать и систематизировать содержание человеческих душ и голов - дело хлопотное и неблагодарное. Особенно когда таких голов много и все они чуть-чуть разные. Но когда их миллионы и если эти головы и души - советские, то дело представляется не таким уж безнадежным. Ведь советское общество было, во-первых, обществом массовым, а, во-вторых, с очень жесткой системой по формированию душ и голов его обитателей. Советский человек - это человек штампованный. Его формированием занималась очень мощная индустриальная машина, и та же машина зорко следила, чтобы из-под ее пресса не выходили "бракованные" люди - то есть люди несоветские по своему мировоззрению, чуждые советскому обществу, какие-нибудь "антисоветские элементы", как тогда говорили. А потому для понимания советского человека и препарирования содержания его головы и души совсем не обязательно углубляться в личностную духовную природу человека - достаточно изучить устройство самого этого пресса, с помощью которого советская система штамповала советских людей. Тем паче, что машинка эта, в сущности, была не такой уж и сложной по своему устройству. И то, что мы получим в итоге - это, собственно, и будет в чистом виде советчина. "Сделано в СССР".


1, Историческая память. Начнем с самого простого. На первый взгляд, вещь эта несколько далекая от повседневной жизни, от политики и идеологии. Ну какая, к черту, историческая память? Тут бы своих родственников не забыть поздравить на день рождения, пусть этой херней историки и реконструкторы занимаются. Между тем, вещь эта для формирования общества и человека в нем весьма важная. Как обстоит тут дело у советского человека?

Брежнева еще многие помнят, Хрущева - уже с трудом. Гагарина чтут, да. Войну все помнят - по фильмам, книгам, песням, по рассказам стариков. Эта тема откликается в сердцах советских людей - уж слишком здорово война прошлась по России, до сих пор не зажило.

Сталин и сталинизм уже стали мифом, советским вариантом былинных повестей. Для кого-то - своих богатырей, для кого-то  - чудища поганого. Однако даже это относительно недавнее советское прошлое в советском сознании предельно мифологизировано. Связано это и с противоречивостью самого сталинизма, и с тем, что вся история Совдепии с самого начала сознательно мифологизировалась и идеологизировлась самой советской властью. То есть даже на свое советское прошлое советский человек посмотреть здраво и трезво не может - тут же всякое-разное в его голове всплывает, чем напичкали его бедную голову. Советский человек смотрит на свою историю не своими глазами и выносит не свои суждения - он просто повторяет какие-то впихнутые в него мифологемы, которые стали частью его советского сознания, то есть - частью его самого. Степень нагруженности советского сознания разного рода пропагандистскими мифами настолько велика, что советский человек и мыслит этими мифологемами и идеологемами. А стало быть, даже свое советское прошлое он трезво оценить не в состоянии.

Ленин, революция, гражданская война - все это для советского человека и вовсе является каким-то бесконечно далеким прошлым, седой древностью, от которой остались только сказки и легенды. А дальше? А дальше - ничего. Совсем ничего. Все, что лежит за пределами октября 1917 года, советский человек воспринимает как нечто принципиально несвое, чужое. Для него все это существует в виде усвоенной советской школьной программы по истории и литературе - где, таки да, были какие-то люди, чего-то писали и делали, как-то жили, и вроде бы все это не совсем чужое и его положено даже любить (после сталинского патриотического поворота в 30-е). Но живого осознания своего родства с этой историей у советского человека нет - обрезали полностью. Его ничего с этим прошлым не связывает: у него нет собственности, которую он наследовал бы от дореволюционного дедушки, нет каких-нибудь облигаций, полученных по наследству, нет дома или хотя бы участка земли. Все, что он имеет - он получил от советской власти, и всем он обязан только ей. Нет у него и культурно-духовной связи с этим прошлым, потому что все, что он знает об этом прошлом - уже было сделано в СССР, по советским стандартам и по советскому заказу. То есть было получено из все тех же заботливых рук родной советской власти. И выйти из советчины в это прошлое он уже не может.

В остальном мире - и особенно на Западе - все обстоит совершенно иначе. Один мой знакомый англичанин  - вполне обычный и средненький - как-то показывал мне свой семейный альбом. Дом, которому уже сто лет и который стоит на семейном участке земли; местную школу, которой лет еще больше; местный паб, в который ходил попить пиво еще его прадедушка. Все это здесь, оно материализовано, оно присутствует в его нынешнем быте, в его жизни. И таких людей - не только на Западе, но и в мире, в какой-нибудь Турции или Алжире - большинство. А у некоторых из них какие-нибудь гербовые бумаги чуть ли не из средневековья сохранились, и какие-то договора седой древности, позволяющие им чем-то пользоваться. А есть еще библиотеки, университеты, монастыри и прочие заведения, в которых эта история никогда не прерывалась и пошагово задокументирована.

У советских ничего этого нет. Все это у них отняли, разграбили, экспроприировали. И даже советские архивы сегодня недоступны для обычных граждан. И поэтому для европейского человека или какого-нибудь турка история не представляется чем-то вроде мифологии или книжного сказания, и на историю он смотрит предельно трезво и практично - без особого предыхания, но и без варварских посягательств все разом отменить и начать заново. Советский же человек буквально висит в безвоздушном прострастве, он живет в своем специально для него сконструированном советском культурном гетто. И даже выходя за пределы этого гетто, он остается советским, переиначивая чужую культуру под свои примитивные советские понятия и мифологемы.

Только советский человек мог заявить, что "нам 20 лет" (Медведев). В самом деле, советский может начать свою историю хоть с сегодняшнего дня - ведь сама функция исторической памяти у него полностью отключена. И по этой же причине советский готов бесконечно переделывать все вокруг, по-большевицки, с размахом - не видя даже ближайших последствий и перспектив.

Гопничество - это чисто советское явление. Свои хулиганы и шайки есть везде, конечно - особенно в этнических районах. Но это психология человека из гетто, который не имеет выхода в чужие культуры и не способен их воспринять. Но вся Совдепия, в сущности, и была таким огромным гетто, огражденным стеной и от остального мира, и от собственного прошлого. Поэтому и психология гопоты присуща большинству советских людей - и парню с района, и какому-нибудь "вновь избранному президенту". 

Историческая память - это "мелочь", и, кажется, такая тонкая и философическая вещь не имеет отношения к реалиям Совдепии и Эрэфии. Но очень многое в советских и россиянских реалиях невозможно понять, если не понимать, что советские подобны бездомным беспризорникам, у которых нет прошлого, и которые действуют по психологии обычной гопоты, не видящей ничего за пределами сиюминутного гоп-стопа.
runo_lj: (Default)
Ну да. В том-то и проблема, что за всеми этими радужными педерастами и лесбиянками, веселыми хиппи, симпатичными мордочками левых интеллектуалов-троцкистов и писательскими маршами вокруг Абая отчетливо слышится: "Разровнять место, где была Россия". Весело так, под смехуечки одесского юмора.

Но надо отдать должное этнолиберальной интеллигенции - фишку свободы они держат крепко. Что в 80-90, что сегодня. И пока эта гнусть сохраняет привилегию выступать от имени свободы и в защиту гражданских прав - в России не будет ни свободы, ни гражданских прав. Либералы полностью закрывают для нас, русских, этот путь развития. В этом и состоит их роль.

Оригинал взят у [livejournal.com profile] smitrich в "Разровнять место, где была Россия..."

+
По-моему, это первый раз, когда чувство юмора Жванецкому изменило.
Особенно на второй минуте.

Page generated Jul. 21st, 2017 10:37 pm
Powered by Dreamwidth Studios