Feb. 1st, 2012

runo_lj: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] gommorah_angel в Ответ руссского человека на статью Д.О.Рогозина "Русский ответ Владимиру Путину"
Дмитрий Олегович!

С огромным вниманием прочитал вашу статью в сегодняшних "Известиях" - газете, которую издает Арам Габрелянов, очень хорошо знакомый с нормами русского литературного языка. Когда-то, лет 20 тому, мы с вами были на "ты". Последний раз, в ресторане, тоже на "ты". Теперь же придется на "вы", ибо - первый вице-премьер, и даже возможный преемник.

Я не буду воспроизводить банальные инвективы о том, почему ваш патрон вспорхнул по русскому вопросу только сейчас, будто 12 лет не был у кормила (в прямом и переносном смысле) власти в России. Так же не хочу указывать на очевидные ляпы и заимствования в его опусе. Интересен ваш анализ этого поистине исторического документа.

Вы пытаетесь сравнивать эпоху выродившейся в лице Николая II династии Романовых и Сталина, причем для русского народа в пользу последнего. Я не являюсь адептом культа общества "Мемориал", однако должен заметить, что количество русских людей, истребленных совсем не русской властью при Иосифе Виссарионовиче, превышает даже военные потери Российской империи в первой мировой и гражданской войне.

Теперь, собственно, к Путину. Кто привел его к власти? Березовский и Абрамович. Кто является бенефициарами этой власти? Тот же Абрамович, обкэшившийся на $13 млрд, Вексельберг, который якобы строит Сколково, да братья Ротенберги, что теперь главные подрядчики у "Газпрома".  

Утверждение о том, что его правление осуществлялось в интересах русского народа - наглая ложь. Вы сейчас сидите на заседаниях правительства. Вы - честный человек, но взгляните окрест себя. Кто все эти люди? Тайные миллиардеры, накупившие через оффшоры недвижимости на Лазурном берегу и в Майами. И это с ними вы собираетесь "защищать национальные интересы"? Их интересы находятся в Австрии, Великобритании и на Багамах.

Именно поэтому, Дмитрий Олегович, американский истэблишмент (за исключением съехавшего с катушек Маккейна) кровно заинтересован в сохранении режима Путина. И у меня есть некоторое подозрение, что вы не так просто по Брюсселю на байке гоняли...


runo_lj: (Default)
Как я и предполагал, интерес людей к акциям протеста, который возглавила либеральная публика, резко падает:
Интерес горожан к протестным акциям упал настолько, что оргкомитет «За честные выборы» с трудом собирает деньги на организацию шествия 4 февраля. Об этом сообщила финансист оргкомитета журналистка Ольга Романова. Кроме того, под угрозой срыва намеченный было вояж оппозиционеров по провинции.
«Денег нет. На этот митинг нам не сдали почти ничего», – констатировала на заседании одна из организаторов журналистка Ольга Романова.
На проведение декабрьских акций протеста организаторы собрали почти 5 млн рублей всего за четыре дня.
В данном случае люди уже проголосовали кошельком и, думаю, проголосуют теперь и ногами - то есть просто не придут. Полагаю, что главных причин такой смены настроения две (помимо морозов): объективный спад интереса и недоверие к организаторам протеста. Причем, думаю, вторая причина имеет куда большее значение, чем первая - я бы, например, несмотря на все мое отношение к путинскому режиму, если бы я жил в Москве, никогда не пошел бы на митинг, на котором будут выступать те, кто выступал на Болотной и на Сахарова. И вот об этом - почему демократические порывы масс у нас никак не попадают в тон с либеральной тусовкой - я и хочу сказать. Причем опять-таки я для анализа этой ситуации привлеку свой (а точнее - республиканский) теоретический аппарат понимания общества и государства.

Дело, конечно, не в том, что Немцов - хам и проныра, а Пономарев - жуткий мерзкий русофоб, а Ксения Собчак - почти родная дочь для Путина. Все это только внешние проявления, мелкие детали, которые скрывают под собой гораздо более важную и глубокую вещь, а именно: весь наш либерализм он антидемократичен по своей природе. И либеральная публика, которую уже много раз ловили на этой антидемократичности, просто высказывает совершенно объективную свою природу. Она не может быть выразителем демократических тенденций и требований просто потому, что она рождена олигархией, и от этой олигархии неотделима. Поэтому появление Немцова на дне рождения Прохорова и множество других таких деталей просто обнаруживает этот факт, и люди это чувствуют и понимают. Опять же отсылаю к Аристотелю, который ясно показал, что олигархия не может быть демократической, это противоречит самой ее природе.


А кто может? Народ. То есть тот элемент государства, который является источником всякого суверенитета. И народ же только и может быть источником демократической свободы. Причем под "народом " здесь нужно понимать тех, кого так называл Аристотель и кого часто имеют в виду марксисты - людей среднего достатка, не слишком богатых или даже бедных, которые по своим интересам противостоят богатым и их олигархии. Нравится это кому-то или нет, но демократия - это порождение такого именно, в классовом понимании, народа. Это единственный источник любой демократии - потому что ни олигархия (как класс богатых), ни аристократия, ни монарх не могут быть источником демократии. Это для наших либералов звучит несколько неожиданно, но спорить с Аристотелем по этому вопросу я не стал бы - ибо бесполезное это дело. Тем более спорить придется не с одним Аристотелем, но и с Макиавелли, который был как-никак госсекретарем богатой олигархической Флорентийской республики с огромным политическим опытом ведения дел в хитросплетениях европейской политики, и с многими другими, да и с самой историей. Либерализм, в сущности, возник из борьбы европейской аристократии за ограничение абсолютной монаршей власти. Но это и все. Никакого отношения к демократии либерализм не имеет. Современная демократия родилась из Французской революции, где лозунги "Свободы, Равенства и Братства" были лозунгами восставшего народа, а не аристократии. Поэтому и источником демократии и причиной сохранения общественных свобод может быть только народ. Вот что по этому поводу писал упомянутый Макиавелли:

Обращаясь к рассмотрению причин, я скажу, имея в виду сперва римлян, что охрану какой-нибудь вещи надлежит поручать тому, кто бы менее жаждал завладеть ей. А если мы посмотрим на цели людей благородных и людей худородных, то, несомненно, обнаружим, что благородные изо всех сил стремятся к господству, а худородные желают лишь не быть порабощенными и, следовательно, гораздо больше, чем гранды, любят свободную жизнь, имея меньше надежд, чем они, узурпировать общественную свободу. Поэтому естественно, что когда охрана свободы вверена народу, он печется о ней больше и, не имея возможности сам узурпировать свободу, не позволяет этого и другим.

Макиавелли здесь рассуждает о том, кто лучше - олигархия или народ - может сберечь общественную свободу. Но нужно добавить, что и порождена свобода может быть только народом, а не знатными и богатыми. Демократия - это власть большинства небогатых против меньшинства богатых, это азбука, которую создал еще Аристотель и которую невозможно изменить.

А что касается России - то это особенно верно. Ведь если посмотреть на историю нынешнего режима, то легко заметить, что весь процесс ограничения свобод в России происходил абсолютно параллельно с процессом укрепления власти российской олигархии. Отсчетной точкой стал, конечно, 1993 года, когда нарождавшаяся (или скорее - перерождавшаяся из советской) российская олигархия ясно дала понять, что ни с кем делить власть она не намерена, и рассматривает Россию и государство не как "общую вещь", как res publica, а как свою собственность, которой она будет распоряжаться по своему усмотрению. И в дальнейшем укрепление олигархии шло нога в ногу с ограничением свобод, пока олигархическая прислуга открыто не стала называть народ "быдлом" и "нищебродами" (что, в общем, следует рассматривать как еще один способ утверждения своего господства, основанного на силе, а не на законе - примерно так же называл правящий класс в Спарте илотов, внушая им комплекс неполноценности и регулярно объявляя криптии). Все эти разговоры про "нищебродов" и "быдло" - это оно самое, способ утверждения олигархии. Причем дело здесь не ограничивается только словами - естественно, олигархическое правление все будет делать для того, чтобы и фактически превратить народ в быдло  - что российская олигархия и делает.

Так с чего кто-то взял, что демократия в России может возникнуть из олигархического правления, или что либералы, тесно связанные с российским олигархическим строем, заинтересованы в демократии и могут возглавить демократическое движение? Конечно, не могут, и это просто факт, это неопровержимая логика социальной жизни. И люди это прекрасно чувствуют и понимают, хотя, может быть, и не до конца это осознают и не могут провести точный политический анализ, как это сделал Аристотель или Макиавелли.
runo_lj: (Default)
Почему демократия в России может быть только русской? (1)

Но если либерализм (тем более российский либерализм, тесно связанный со становлением российского олигархического режима) не может быть выразителем демократических настроений, тогда кто? Отвечаю: русский национализм.

Помните, у Жириновского был такой лозунг: "Мы за русских, мы за бедных"? Кто-то воспринял его как глумление (и отчасти это, видимо, правильно), но главное здесь выражено довольно точно. И дело здесь не только в том, что русские в РФ действительно в массе своей - люди бедные, а большинство бедных в России - это русские. Гораздо важнее, что русские сегодня наиболее полно и точно совпадают с тем понятием "народа", о котором писали Аристотель или Макиавелли. И как источник суверенитета самой России, и - как источник демократии. Именно русский народ сегодня и есть тот объект, над которым осуществляет свое господство российская олигархия. Причем как в плане социальном, так и в национальном, ибо россиянская олигархия осуществляет свое господство, опираясь еще и на принцип "союз нерусских против русских". Можно, конечно, спорить, какой из этих принципов является главным - социальный или национальный, но факт, что русский народ сегодня является пораженным в своих гражданских и политических правах перед лицом россиянской олигархии не только как социальный класс, но и как национально-этнический субъект, и социальный произвол россиянской олигархии идет вместе с национальным террором в отношении русских как этноса. И именно поэтому, кстати, для российских либералов, тесно связанных с олигархическим режимом, свойственен не только антидемократизм, но и русофобия.


А значит, русский народ - это и есть тот "народ", из которого в России только и могут происходить любые демократические устремления против правящей олигархии. И, следовательно, русский национализм, как движение и как идеология, выражающая интересы русского народа, только и может стать главным субъектом демократизации России. И вместо того, чтобы побираться у либералов - которые никогда не смогут стать главной демократической силой России - или тем более спасать Путина и олигархический режим, нужно формировать широкое гражданское демократическое движение, главной целью которого будет устранение узурпации России со стороны олигархии и утверждение России как государства res publica.


При этом дверь в такое движение, конечно, должна остаться открытой и для либералов, и для левых. Либералы не могут быть в России демократами, но, многое позаимствовав из западного либерализма, он могут сыграть свою важную роль. Скажем, в плане ограничения олигархического произвола и в деле построения правового государства - а республика не может строиться иначе, как на законе. Свою роль могут сыграть и левые - они вполне правильно соотносят демократию с интересами "трудового народа" (хотя марксистские представления существенно искажают суть), и в этом смысле они гораздо ближе по своему политическому мировоззрению к националистам, чем либералы. Другое дело, что "власть трудящихся" никому не нужна - как мы знаем теперь по опыту нашей истории, любая "народная власть" порождает свою олигархию, свой управленческий класс (иначе просто и быть не может), который в какой-то момент обязательно пожелает получить не только власть, но богатства - и мы пойдем по второму кругу. То есть демократия, как ее понимал Аристотель - а именно: как вырожденную нереспубликанскую форму господства бедных против богатых,  - нам не нужна. Нам нужна полития, республика, в которой суверенитет будет у народа, но в которой богатые будут включены как один из управляющих элементов, подчиненный общим интересам, то есть суверенитету res publica. И такая полития может возникнуть только через подчинение олигархии общим интересам и только через демократию - и через сочетание демократического суверенитета с вовлечением олигархии в управление государством в общих интересах. Полития - это больше чем демократия, это республиканская демократия. Но ни левые, ни либералы стать главным действующим субъектом демократии в России не могут - им может быть только русский народ и русский национализм.  

Вот почему демократия в России немыслима и невозможна в отрыве от русского народа и его интересов. И поэтому только русские националисты могут возглавить широкое гражданско-политическое демократическое движение. Которое, конечно, будет не только движением "за бедных и против богатых" (хотя этого не надо бояться - не нужно поддаваться пропаганде клевретов олигархического строя! - у нас в бедных сейчас поливина населения, и значительная часть -  с высшим образованием), но и движением среднего класса, который, конечно, также является объектом произвола со строны россиянской олигархии и кровно заинтересован в демократизации. Как и в том, чтобы Россия из достояния хищнической и паразитической российской олигархии превратилась в res publica, в государство свободных и равных граждан, построенное на правовых и гражданских принципах, выражающее общие интересы и учитывающее интересы всех классов, а не только олигархии. И здесь тоже нет ничего нового - у Аристотеля про роль "среднего класса" отдельная глава есть, это все далеко не новое изобретение современных демократий. И Аристотель прямо пишет, что средний класс не заинтересован в узурпации власти олигархией и поэтому всегда выступит в поддержку демократии (то есть против правления олигархического меньшинства), хотя и "власти трудящихся" или "диктатуры пролетариата" (то есть власти бедных против богатых) никогда не допустит. И этот средний русский класс - он тоже с нами, он сегодня с демократией. 

Вот какая задача стоит перед русским национализмом. И для решения этой задачи есть все объективные предпосылки. Ну, а как мы сможем этими объективными предпосылками и законами социальной жизни воспользоваться  - зависит уже только от нас самих.
runo_lj: (Default)
О! Крылов опять постик про кровинушку накатал. Вообще любой нормальный русский националист должен бы радоваться, когда этнически нерусские не только любят Россию и готовы защищать ее, но и готовы русскими себя назвать. И, конечно, препятствовать этому не стал бы ни один вменяемый националист - ибо польза здесь очевидна, а вот какие резоны отказать человеку считать себя русским в подобных случаях - совершенно непонятно. Но нет. Гаденыш вот уже лет пять каждый раз по каждому такому случаю подобные постики "про кровинушку" выкатывает. "Нееееет, неруууский ты. Русский это я, хотя и козлик зороастрийский". 

Как вы думаете, каковы мотивы у этого козлика зороастрийского? Мне так очевидно, что человек просто работает -  и занимается тем, что, во-первых, всячески маргинализирует русский национализм, а во-вторых, старается ни в коем случае не допустить консолидацию людей (в том числе нерусских) вокруг русского народа и русского национализма.

Причем когда этот пост идет буквально сразу следом за постом, в котором православных попов, как змеюк вилами, рубить призывает - то тут и вовсе все очевидно. Плюнул в попов  - сразу же отпугнул от русского национализма множество русских людей, верующих или симпатизирующих православию. Выкатил постик про кровинушку  - сразу отпугнул не только нерусских, но и русских, для которых вопрос крови на первом месте никогда не стоял.

Вот так и работает, гаденыш. Уже несколько лет. Причем и приемчики все эти уже раз по дцать пользует, одни и те же, одни и те же. И люди уже несколько лет спорят о том, сколько русской крови надо, чтобы русским считаться, и как с русским национализмом православие соотносится. А гаденыш все как бы числится полководцем невидимых частей. 

Работает человек, работает...
runo_lj: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] vadimb в Ответ русских националистов Дмитрию Рогозину на его предложение поддержать В. Путина
«Вице-премьер Дмитрий Рогозин призвал националистов отказаться от участия в митингах за честные выборы и поддержать лидера "Единой России" Владимира Путина на президентских выборах. В своей статье для "Известий" он написал, что "поражение Путина будет означать утрату независимости нашей страны, поражение всех тех, кто на нее надеется"».



Мы не уверены, что делая обращение к националистам, вы действительно хотели к нам обратиться. Скорее, ваше заявление было адресовано В. Путину и его аппарату, дабы подчеркнуть вашу личную лояльность и оправдать оказанное вам доверие в виде должности вице-премьера.

Но, тем не менее, мы решили вам ответить.

Вынуждены поставить несколько вопросов, которые нас уж извините, волнуют. В отличие от вас русские националисты, с которыми вы брезговали выходить на акции, подвергались жёсткому прессингу все эти годы. Хотя мы никогда впрямую и не выступали против власти и В. Путина, а лишь требовали соблюдения прав коренного населения, придания русским очевидного статуса государствообразующего народа и наведения порядка в миграционной сфере.

Тем не менее, либо по глупости, либо по злому умыслу, кто-то нашептал власти, что русский политический национализм следует задушить. В короткое время были запрещены все крупнейшие организации русских националистов: Славянский союз, ДПНИ, РОНС, а в отношении лидеров сфальсифицированы уголовные дела. Так в отношении меня сегодня возбуждено аж целых три (282, 1; 282, 2; 212,3) уголовных дела, с которыми отказываются работать честные юристы с формулировкой "не видим юридических претензий в материалах следствия".

Но ладно я. Возбуждены и тысячи уголовных дел в отношении рядовых активистов и простых граждан по всей необъятной матушке России за их мысли и убеждения. Их естественное недовольство миграционной политикой и беспределом социально не адаптированных приезжих выдаётся за разжигание межнациональной розни и попытках развалить Россию.

Read more... )

Дмитрий Дёмушкин в ответ Д. Рогозину. Просьба распространить.
http://advokatss.livejournal.com/939210.html

runo_lj: (Default)
Второй провокатор, Холмогоров, смотрю, войну таджикам объявил.

Что ж, дело понятное. Кураторы дали задание: переключить национальный вопрос с кавказцев на таджиков. Мурзилка работает...

Все-таки прав Галковский. Признаком того, что русский национализм стал серьезой политической силой, будет тот день - нет, я не кроважадный и не люблю экстремизма, поэтому не надо крови - когда эти две мурзилки, Крылов и Холмогоров, будут при каждом своем появлении на публике получать плевки в физиономии. И когда, соответственно, в русском национализме появятся ЛЮДИ, способные ставить и решать серьезные задачи.


Ну а до тех пор эти два клоуна так и будут кувыркаться...  
runo_lj: (Default)
Классификация Аристотеля и классовый подход (1)
Классификация Аристотеля и классовый подход (2)
Классификация Аристотеля и классовый подход (3)
Классификация Аристотеля и классовый подход (4)
Классификация Аристотеля и классовый подход (5)
Классификация Аристотеля и классовый подход (6)
Классификация Аристотеля и классовый подход (7)
Классификация Аристотеля и классовый подход (8)
Классификация Аристотеля и классовый подход (9)
Классификация Аристотеля и классовый подход (10)

В связи с тем, что я уже начал вовсю применять республиканский политологический аппарат для анализа истории и текущей актуальной политики, хотел бы подробнее остановиться на том, как понимает Аристотель (по крайней мере, именно так я понял его мысль) соотношение олигархии и демократии и понятия "богатые" и "бедные".

Конечно, Аристотель прекрасно отдает себе отчет, что общество неоднородно (и он об этом прямо говорит), и что оно не состоит из какого-то однородного класса "богатых" и такого же однородного класса "бедных". Есть богатые, очень богатые и несколько супербогатых, есть люди состоятельные, менее состоятельные, не очень состоятельные, просто бедные и совсем нищие. Тем более эти его понятия никак не соотнесены с марксистской эксплуатацией, буржуазией, пролетариатом и т.д., хотя и очень близки по логике к марксистскому понимаю двух антагонистических классов (или скорее - марксистские понятия близки к аристотелевским, ибо "Политику" Аристотеля Маркс наверняка читал). Для Аристотеля важнейшим критерием является именно имущественный ценз, состоятельность, а не то, как человек зарабатывает деньги и откуда у него это состояние.

Но между богатыми и бедными всегда есть неустранимое противоречие, и чем больше разница - тем оно сильнее. Между очень богатым и просто бедным оно, естественно, больше, чем, скажем, между богатым и тем, кто еще чуточку богаче, или между просто бедным и тем, кто еще беднее. Но это мало что меняет, потому что богатство имеет свойство концетрироваться в руках все более узкого круга людей. Понятно, почему - сильный всегда может стать еще сильнее, так как всегда имеет преимущества. Поэтому на основе богатства формируется особая политическая психология, сводящаяся к тому, чтобы подчинить себе тех, кто беднее. И если в обществе люди состоятельные выберут эту стратегию, и если в нем сложатся для того условия и предпосылки (скажем, распределение богатства), то в таком обществе установится олигархический строй, который будет отражать интересы немногих супербогатых (они и будут править) и тех, кто связывает себя с этими интересами (скажем, чуть менее богатых). Но полюсом такого общества будут самые богатые. Точно так же, если в обществе возникнут опасения перед властью богатых, люди будут действовать исходя из стремления не допустить установления олигархии. Они беднее узкого круга немногих самых богатых, но их большинство, и они вполне могут этому противостоять. И такая стратегия будет стремиться установить демократию. Естественно, среди тех, кто будет придерживаться такой стратегии, будут не только бедные, но и люди состоятельные, которые просто не хотят попасть под власть немногих супербогатых, хотя, конечно, основной базой демократии будут бедные, и чем беднее - тем большими приверженцами демократии они будут.


Таким образом, полюсом олигархии будут выступать самые богатые, а полюсом демократии - самые бедные. Но это полюса, а между ними - все остальные: и бедные, и состоятельные, и даже богатые. То есть не надо думать, что за олигархию выступают только самые богатые, как нельзя думать, что за демократию -  только самые бедные. Нет, конечно, но общество в итоге все равно равно пойдет либо по пути олигархии -  то есть установления господства богатых над бедными, либо по пути демократии  - то есть установления власти большинства и равенства, которое, конечно, в целом будет направлено против узурпации власти богатыми, то есть против олигархии. Но полюса здесь все равно - самые верхи и самые низы. Поэтому и демократия всегда идет с самого низа, и чем ниже - тем сильнее демократические устремления, так как порабощение бедных богатыми ударит прежде всего по ним, по самым слабым. Так же и олигархия всегда исходит от самых богатых, которые хотели бы подчинить себе всех остальных. И в итоге побеждает что-то одно - и устанавливается либо олигархия, либо демократия.

Но Аристотель считает оба эти строя неправильными, вырожденными. Как раз потому, что оба эти строя исходят из имущественного разделения и таят в себе угрозы деспотизма при крайнем своем развитии - деспотизма олигархии или деспотизма демократии. Поэтому он называет два правильных строя, которые могут возникнуть из некоего компромисса и смешения олигархических начал с демократическими  - аристократию и политию. То есть ратует за установление республики, где и демократия, и олигархия будут одинаково вовлечены в управление государством, исходя из общих интересов и понимания его не как государства богатых или как государства против богатых, а как республики, "общего дела". Ну, примерно, как это было в Риме, где были установлены специальные законы, запрещавшие порабощение бедных из-за долгов, и где представители народа, демократии,  - трибуны, - имели огромные полномочия.

Вот о чем идет речь. То есть не надо думать, что демократия - это власть бедных буквально. Это власть большинства против угрозы узурпации власти олигархией, и сама по себе она не удовлетворительна, и гораздо лучше полития - где власть и суверенитет принадлежат народу и демократии, но где олигархия также имеет свою управительную власть, а сами конституционные принципы и законы отражают оба принципа - олигархически-аристократический и демократический. Ну, например принцип всеобщих выборов. Выборы - это аристократический принцип (демократический - это жребий), но отмена имущественного ценза делает выборы республиканским, смешанным, инструментом.
runo_lj: (Default)
Классификация Аристотеля и классовый подход (1)
Классификация Аристотеля и классовый подход (2)
Классификация Аристотеля и классовый подход (3)
Классификация Аристотеля и классовый подход (4)
Классификация Аристотеля и классовый подход (5)
Классификация Аристотеля и классовый подход (6)
Классификация Аристотеля и классовый подход (7)
Классификация Аристотеля и классовый подход (8)
Классификация Аристотеля и классовый подход (9)
Классификация Аристотеля и классовый подход (10)
Классификация Аристотеля и классовый подход (11)

Вот что писал Аристотель о среднем классе и о том, какой строй может установиться в зависимости от соотношения богатых, бедных и среднего класса:
В каждом государстве есть три части: очень состоятельные, крайне неимущие и третьи, стоящие посредине между теми и другими. Так как, по общепринятому мнению, умеренность и середина – наилучшее, то, очевидно, и средний достаток из всех благ всего лучше. 

При наличии его легче всего повиноваться доводам разума; напротив, трудно следовать этим доводам человеку сверхпрекрасному, сверхсильному, сверхзнатному, сверхбогатому или, наоборот, человеку сверхбедному, сверхслабому, сверхуниженному по своему общественному положению. Люди первого типа становятся по преимуществу наглецами и крупными мерзавцами. Люди второго типа часто делаются злодеями и мелкими мерзавцами. А из преступлений одни совершаются из-за наглости, другие – вследствие подлости. Сверх того, люди обоих этих типов не уклоняются от власти, но ревностно стремятся к ней, а ведь и то и другое приносит государствам вред. 

Далее, люди первого типа, имея избыток благополучия, силы, богатства дружеских связей и тому подобное, не желают, да и не умеют подчиняться. И это наблюдается уже дома, с детского возраста: избалованные роскошью, в которой они живут, они не обнаруживают привычки повиноваться даже в школах. Поведение людей второго типа из-за их крайней необеспеченности чрезвычайно униженное. Таким образом, одни не способны властвовать и умеют подчиняться только той власти, которая проявляется у господ над рабами; другие же не способны подчиняться никакой власти, а властвовать умеют только так, как властвуют господа над рабами.
 
Получается государство, состоящее из рабов и господ, а не из свободных людей, государство, где одни исполнены зависти, другие – презрения. А такого рода чувства очень далеки от чувства дружбы в политическом общении, которое должно заключать в себе дружественное начало. Упомянутые же нами люди не желают даже идти по одной дороге со своими противниками.

Государство более всего стремится к тому, чтобы все в нем были равны и одинаковы, а это свойственно преимущественно людям средним. Таким образом, если исходить из естественного, по нашему утверждению, состава государства, неизбежно следует, что государство, состоящее из средних людей, будет иметь и наилучший государственный строй. Эти граждане по преимуществу и остаются в государствах целыми и невредимыми. Они не стремятся к чужому добру, как бедняки, а прочие не посягают на то, что этим принадлежит, подобно тому как бедняки стремятся к имуществу богатых. И так как никто на них и они ни на кого не злоумышляют, то и жизнь их протекает в безопасности. Поэтому прекрасное пожелание высказал Фокилид: “У средних множество благ, в государстве желаю быть средним” . 

Итак, ясно, что наилучшее государственное общение – то, которое достигается посредством средних, и те государства имеют хороший строй, где средние представлены в большем количестве, где они – в лучшем случае – сильнее обеих крайностей или по крайней мере каждой из них в отдельности. Соединившись с той или другой крайностью, они обеспечивают равновесие и препятствуют перевесу противников. Поэтому величайшим благополучием для государства является то, чтобы его граждане обладали собственностью средней, но достаточной; а в тех случаях, когда одни владеют слишком многим, другие же ничего не имеют, возникает либо крайняя демократия, либо олигархия в чистом виде, либо тиранния, именно под влиянием противоположных крайностей. Ведь тиранния образуется как из чрезвычайно распущенной демократии, так и из олигархии, значительно реже – из средних видов государственного строя и тех, что сродни им. О причинах этого мы поговорим позднее, когда будем рассуждать о государственных переворотах.

Итак, очевидно, средний вид государственного строя наилучший, ибо только он не ведет к внутренним распрям; там, где средние граждане многочисленны, всего реже бывают среди граждан группировки и  раздоры. И крупные государства по той же самой причине – именно потому, что в них многочисленны средние граждане, – менее подвержены распрям; в небольших же государствах население легче разделяется на две стороны, между которыми не остается места для средних, и почти все становятся там либо бедняками, либо богачами. Демократии в свою очередь пользуются большей в сравнении с олигархиями безопасностью; существование их более долговечно благодаря наличию в них средних граждан (их больше, и они более причастны к почетным правам в демократиях, нежели в олигархиях). Но когда за отсутствием средних граждан неимущие подавляют своей многочисленностью, государство оказывается в злополучном состоянии и быстро идет к гибели.

В доказательство выдвинутого нами положения можно привести и то, что наилучшие законодатели вышли из граждан среднего круга: оттуда происходили Солон (что видно из его стихотворений), Ликург (царем он не был), Харонд и почти большая часть остальных. Теперь ясно и то, почему в большинстве случаев государственный строй бывает либо демократическим, либо олигархическим. Вследствие того что средние занимают в государствах зачастую незначительное место, те из двух, которые их превосходят, – либо крупные собственники, либо простой народ, – отдалившись от среднего состояния, перетягивают государственный порядок на свою сторону, так что получается либо демократия, либо олигархия. 

Так как, сверх того, между простым народом и состоятельными возникают распри и борьба, то, кому из них удается одолеть противника, те и определяют государственное устройство, причем не общее и основанное на равенстве, а на чьей стороне оказалась победа, те и получают перевес в государственном строе в качестве награды за победу, и одни устанавливают демократию, другие – олигархию. И те два греческих государства, которым принадлежало главенство в Греции , насаждали в соответствии со своим государственным устройством в других государствах одно – демократию, другое – олигархию, причем считались с выгодой не этих двух государств, но лишь со своей собственной.

В силу указанных причин средний государственный строй либо никогда не встречается, либо редко и у немногих. Один лишь муж в противоположность тем, кто прежде осуществлял главенство, дал себя убедить ввести этот строй. Вообще же в государствах установилось такое обыкновение: равенства не желать, но либо стремиться властвовать, либо жить в подчинении, терпеливо перенося его.
Из сказанного ясно, каково наилучшее государственное устройство и по какой причине.

После того как нами определено наилучшее государственное устройство, нетрудно усмотреть, какое из остальных устройств, демократических и олигархических (а разновидностей их, по нашему утверждению, несколько), следует поставить на первое место за наилучшим, какое – на второе и так далее в зависимости от того, насколько то и другое и так далее оказываются относительно лучшими или худшими. Лучшим видом государственного устройства всегда будет то, которое будет приближаться к совершеннейшему, а худшим – то, которое будет более удаляться от среднего. Исключается тот случай, когда кто-либо станет обсуждать этот вопрос в зависимости от тех или иных предпосылок. Я говорю “в зависимости от тех или иных предпосылок” потому, что зачастую не бывает никаких препятствий к тому, чтобы некоторые государства вместо другого, более предпочтительного самого по себе устройства пользовались иным, но для него полезным устройством.

В непосредственной связи с рассмотренными вопросами подлежит рассмотрению и вопрос: какое государственное устройство для кого подходит и каков его характер? Сначала следует установить общее правило для всех видов государственных устройств вообще: сторонники того или иного строя в государстве должны быть сильнее его противников. Всякое государство должно рассматриваться со стороны качества и количества. Под качеством я разумею свободу, богатство, образованность, благородство происхождения; под количеством – численное превосходство массы населения. 

Может случиться, что одна из частей, составляющих государство, будет обладать качественным преимуществом, а другая – количественным; так, например, люди безродные будут превосходить своей численностью людей благородного происхождения, либо неимущие будут превосходить богатых, однако это количественное превосходство не должно быть таким же большим, как качественное превосходство благородных и богатых. Приходится поэтому оба этих превосходства уравновешивать. Где количество неимущих превосходит указанное соотношение, там, естественно, рождается демократия, именно отдельные виды ее в зависимости от превосходства того или иного вида простого народа: например, если перевес будет на стороне массы земледельцев, то возникнет первый из видов демократического строя, а где перевес на стороне ремесленников и поденщиков, там образуется крайний из видов демократического строя. Таким же образом и другие, промежуточные виды. 

Там, где качественный вес состоятельных и знатных перевешивает их количественный недостаток, возникает олигархический строй, именно отдельные виды его, опять-таки в соответствии с перевесом сочувствующего олигархии населения. Законодатель должен при создании того или иного государственного устройства постоянно привлекать к себе средних граждан: если он будет издавать законы олигархического характера, он должен иметь в виду средних; если законы в демократическом духе, он должен приучать к ним средних. 

Только там, где в составе населения средние имеют перевес либо над обеими крайностями, либо над одной из них, государственный строй может рассчитывать на устойчивость; не может быть опасения, что богатые, войдя в соглашение с бедными, ополчатся на средних: никогда ни те ни другие не согласятся быть рабами друг друга; если же они будут стремиться создать такое положение, какое удовлетворило бы и тех и других, то им не найти никакого иного государственного устройства, помимо среднего. Править по очереди они не согласились бы из-за недоверия друг к другу. Между тем посредники пользуются повсюду наибольшим доверием, а посредниками и являются в данном случае люди средние. И чем государственное устройство будет лучше смешано, тем оно окажется устойчивее. 

Многие законодатели, в том числе те, которые имеют в виду установление аристократического строя, терпят неудачу не только вследствие того, что они предоставляют слишком много преимуществ состоятельным, но и потому, что при этом они стараются обойти простой народ. Ведь с течением времени из ложно понятого блага неизбежно последует истинное зло, и государственный строй губит скорее алчность богатых, нежели простого народа.
Как видите, ничего нового в "теории среднего класса" нет. Ну а далее Аристотель описывает конституционные принципы и процедуры, которые используются при демократии и олигархии, а также те, которые могут возникнуть в республике - аристократической или демократической. Кстати, и принцип разделения властей Аристотель описывает довольно ясно, и ничего нового Монтескье здесь не внес - этот принцип был известен еще в древности.

Profile

runo_lj: (Default)
runo_lj

August 2012

S M T W T F S
    1 2 3 4
56 78 9 10 11
1213 14 15 161718
19202122232425
262728293031 

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 21st, 2017 10:18 am
Powered by Dreamwidth Studios