Jan. 17th, 2012

runo_lj: (Default)
Определить форму правления в том или ином государстве современности не так просто, как кажется. Это иногда и относительно государств прошлых сделать нелегко, так как реальный носитель суверенитета может не соответствовать декларируемой форме правления. Скажем, в греческой Спарте, как и в Афинах, было свое Народное собрание (апелла), которая, как и в Афинах, избирала почти все должностные лица - царей, членов герусии (совет старешин), эфоров (правители с широким набором полномочий, вплоть до контроля за царями). В апелле могли принимать участие все граждане-спартанцы (воины старше 30 лет, прошедшие специальные обряды посвящения в воинов). То есть, на первый взгляд, мы имеем дело с классической военной демократией. Однако непонятно, зачем при военной демократии избирались цари, причем избирали всегда двух царей из двух существовавших в Спарте царских родов.

Это напоминает практику избрания Римским Сенатом двух консулов-императоров, которые руководили легионами, и зачем это делалось понятно - аристократия Рима опасалась отчуждения суверенитетаа консулами и появления монархии (что в итоге все равно произошло). Очевидно, спартанские цари по своему положению были близки к римским консулами, за тем лишь исключением, что выбирались они всегда только из двух аристократических семей. В то же время сама апелла не имела права выдвигать свои предложения, а могла лишь принять или отвергнуть предложения, которые делали цари, геронты и эфроны. И все это говорит скорее за то, что в Спарте, как и в Риме, существовал не демократический, а аристократический строй. Правда, спартанская аристократия, в отличие от римской, вся состояла из воинов. Впрочем, военная демократия чаще всего и предшествовала в древних обществах аристократическому правлению, но смущает тот факт, что в Спарте политический строй застыл на этой стадии, лишь незначительно институционально усложнившись, в то время как Афины к 4 в. до н.э. прошли сложный эволюционный путь развития от простейшей монархии к довольно зрелой демократии. 

Определить форму правления в современном государстве еще сложнее, так как изменились сами общества и многие политологические понятия - хотя, конечно, классификация Аристотеля сохраняет свою актуальность, и здесь что-то новое придумать принципально невозможно. Обозначим наиболее существенные отличия:

1. Общество стало массовым. Соответственно, и многие государственные и политические институты настроены на работу с массовым обществом. Все демократии древности - это демократии прямые, когда народ или военная аристократия могли собраться в одном месте.

2. Существенно увеличились территории государств, что также ставит проблему предствительства и контроля за действием избранных властей со стороны демократии.

3. Разделение на классы и сословия сегодня носит весьма условный характер.

4. Появление информационного общества, которое играет огромную роль в политической жизни.  

5. Важнейший капитал современности - финансовый, а не земельный.

И вопрос стоит, собственно, просто: является ли современная паламентско-партийная "буржуазная" демократия - демократией, или же это что-то другое?

Скажем, никто, наверное, не может точно сказать, кому принадлежит сувренитет на родине современной либеральной демократии - в Англии: королеве или демократии? И кто, если говорить языком Шмитта, обладает суверенным правом введения чрезвычайного положения в США: Президент или ФРС? - а ведь в современном мире чрезвычайные ситуации скорее связаны с экономикой, и финансово-экономический кризис имеет куда более серьезные последствия для всей страны, чем наводнения, беспорядки или даже войны.
runo_lj: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] rusverdict в На Снобе.
Евгений ЛЕВКОВИЧ: К третьей годовщине со дня гибели Станислава Маркелова, или Почему я не иду на антифашистское шествие

19 января исполнится три года со дня убийства Станислава Маркелова и Анастасии Бабуровой. 



19 января исполнится три года со дня убийства Станислава Маркелова и Анастасии Бабуровой — одного из самых чудовищных и резонансных преступлений нулевых. Каждый год в этот день сотни людей собираются в Москве почтить их память. Одни тихо едут на кладбище, где похоронен Станислав, другие приносят цветы к «белым палатам» на Пречистенке, третьи идут на ставшую традиционной антифашистскую демонстрацию (как известно, Маркелов оказывал «антифа» юридическую помощь).

За неделю до нынешней акции в интернете от имени «Комитета 19 января», который был образован сразу после гибели Маркелова и Бабуровой, была развернута широкая информационная кампания, призывающая людей выйти на шествие на Никитский бульвар. Ряд известных и уважаемых (в том числе мной) людей — журналист Андрей Лошак, правозащитник Лев Пономарев, гражданский активист Влад Тупикин и др. — записали агитационные ролики, которые можно посмотреть на YouTube. В них они говорят о том, что «у нацистов есть план: на волне общегражданского протеста прийти к власти, поимев толпу "либеральных лохов"». А еще о том, что «не надо ходить к следователю, чтобы понять, кто 1 января убил в Москве очередного таджикского дворника. Конечно же, нацисты!»

Я не буду сейчас вступать в заочную дискуссию и доказывать, что «честных выборов для избранных» не бывает, что с таджикскими дворниками вообще-то случается всякое и к следователю ходить все-таки надо. Хочу написать о другом. Почти все из тех, кто призывает выйти на улицу 19 января, называют себя «товарищами», а то и «близкими друзьями» Станислава Маркелова. Я, правда, совсем не уверен, что сам Станислав был в курсе этой «дружбы», но речь не об этом: раз люди себя так называют, то это их ко многому обязывает. В частности, именно они в первую очередь должны были быть заинтересованы в непредвзятом расследовании и поимке убийц близкого им человека, а потом и в справедливом суде над ними.

Спешу их разочаровать. Вы можете сколько угодно радоваться в своих роликах, что «фашист» Тихонов сидит в тюрьме, и пугать им детей (я, впрочем, тоже считаю его опасным преступником), но нет никаких весомых доказательств того, что в Маркелова стрелял именно он. Знал о готовящемся преступлении? Скорее всего. Участвовал в подготовке? Возможно. Состоял в некоей банде? Наверняка. Стрелял? Ничего, ровным счетом ничего об этом не говорит. И если вам достаточно только того, что за убийство вашего друга сидит «нацист», то какие же вы тогда друзья?

Отключитесь хоть на секундочку от вашей праведной антифашистской борьбы и включите голову. Задайтесь элементарными вопросами. Давайте прям вместе.


Read more... )
Page generated Sep. 19th, 2017 01:32 pm
Powered by Dreamwidth Studios